Оригинал материала: https://3dnews.ru/1009388

The Procession to Calvary — Коля, хватит, пойдем. Рецензия

Жанр Приключение
Издатель Superhot Presents
Разработчик Джо Ричардсон
Системные требования Windows XP и выше, процессор от Intel Pentium 2, от 2 Гбайт оперативной памяти (рекомендуется 4 Гбайт), 1 Гбайт на жестком диске, интернет-соединение и учетная запись в Steam
Дата выхода 9 апреля 2020 года
Возрастной ценз Не определен
Платформы PC
Официальный сайт

Обычно едва ли не самое мучительное при создании материала — придумать ему заголовок. Все уже написано, прочитано-перечитано, а на титул лезут банальности, скука и печаль. С The Procession to Calvary нарисовалась обратная проблема — заголовков оказалось больше, чем надо: «Божественная комедия», «Страдающий Ренессанс», «Возвращение блудного сына» и так далее и тому подобное. Что же, это вполне естественно для произведения, даже не состоящего из отсылок, а оказывающегося, по сути, одной большой отсылкой; сноской; надстройкой; чистым образчиком постмодерна в его прелестном изводе. Видеоигрой, которую вполне могли бы создать в касталийском ордене из «Игры в бисер» Гессе — в ней нет ничего, кроме классического искусства, но при этом вместо пыльного Погружения в Историю все живет, дышит, искристо и неполиткорректно шутит и развлекает в (не)подражаемом монтипайтоновском стиле.

Видеоигры, несмотря на более чем сорокалетнюю историю, — очень молодой вид искусства, проходящий пока стадию становления и самоопределения. Этап бытования в пересекающихся множествах инфантильных (или прямо детских) развлечений и нише специфических «геймеров» уже, кажется, пройден — после геймергейта уже не повернуть назад. Этап сугубо развлекательного и прикладного искусства, занимающегося массовым убийством времени с особой жестокостью, — тоже, доступность производства игр и последовавший за этим инди-бум делают свое дело. Видеоигры сегодня и для детей, и для взрослых; и для айтишников, и для гуманитариев; и развлекают, и дают пищу для ума или эмоций. Но настоящих жемчужин, толково поднимающих серьезные темы или рвущих привычные шаблоны, все еще выходит очень мало. Юность индустрии сказывается в числе прочего и в ограниченности спектра эмоций, к которым она обращается: если мрачных, драматичных, серьезных, угрюмых, даже страшных произведений можно найти сколько угодно, то со смешным современные игры толком не работают.

Все-таки Средневековье было недавно, не все привычки изжиты

Все-таки Средневековье было недавно, не все привычки изжиты

Да, встречаются произведения с широким охватом эмоций, где находится место юмору в числе прочего (серии Yakuza, GTA, «Ведьмак», недавний шедевр Disco Elysium и так далее), существуют иронические и абсурдные игры, в которые сложно играть без улыбки (например, The Stanley Parable, Disgaea, Papers, Please, серия Rock of Ages), но чистых комедий в последнее время почти не появляется — по крайней мере, качественных. На ум приходит разве что волшебный Chuchel. Это вдвойне парадоксально, ведь лет 20-25 назад LucasArts и Sierra Entretainment лепили уморительные квесты наперебой. А потом источник угас — Тим Шейфер попытался подхватить знамя, но пока справляется так себе. 

На этом фоне The Procession to Calvary, наряду с предыдущей игрой автора, Four Last Things, выглядит предельно свежо. Это, по сути, две части одного целого — отчасти даже связанные общим сюжетом (довольно условно, хотя динамику отследить можно), они обрабатывают одно поле, и делают это одинаково талантливо. Два традиционных point-and-click-квеста, протаскивающих игрока по шедеврам живописи XV-XVI веков под ренессансную и барочную музыку, различаются, по сути, только тем, что первый, вышедший в начале 2017 года, обращался к Раннему Возрождению, а второй, вышедший весной 2020-го, — к Позднему. А, ну и еще в The Procession to Calvary стало можно обнажать меч и да, убивать. Только не забудьте предварительно сохраниться.

Разбежавшись, прыгнула со скалы¯\_(ツ)_/¯

Разбежавшись, прыгнула со скалы¯\_(ツ)_/¯

Джо Ричардсон, делающий свои игры в одиночку (до дилогии ренессансных комедий была еще дикая и абсурдная The Preposterous Awesomeness of Everything, а также дебютная Unnecessary Sentience), нащупал одновременно и простой, и безотказный путь, в котором, например, шумит паблик «Страдающее Средневековье»: достань на свет божий старую картину и громко удивись, какая же дичь на ней изображена. Джо, правда, не ищет легких путей — влетев на полном скаку в Ренессанс, он высмеивает происходящее не на малоизвестных фресках с дикими сценками, а на общепризнанных шедеврах и пасторалях. Они не смешны сами по себе — убери с них уморительную «картонную» анимацию и беспардонный, но блестящий авторский юмор — останется просто виртуальная картинная галерея, озвученная лучшей музыкой на земле. 

Но Джо Ричардсон уверенно и компетентно проделывает фокус группы «Монти Пайтон», высмеивая на наших глазах евангельские сценки, казни, смерть, находя абсурдное в страшном и высоком, — метод разрушения границ «приличного» для создания по-настоящему смешного безотказен. Причем в процессе вышучивания всего святого и сакрального, что попадается под руку, автор умудряется выдержать баланс: юмор достаточно мягкий, но при этом отнюдь не беззубый — вроде бы и случаи педофилии среди католических священников становятся объектом шуток, но представить себе оскорбленного верующего игрока как-то не получается. Параллельно Джо Ричардсон рушит четвертую стену и создает самую остроумную галерею вкладчиков в игру на Kickstarter в истории.

Видишь там на горе-е-е!

Видишь, там, на горе-е-е!..

В игре фактически нет ничего, кроме искусства и шуток вокруг него, — тыкаем по разным частям оживших картин и читаем. Иногда рубим мечом. Подобный минимализм игрового процесса идет ему на пользу — нас ничего не отвлекает от юмора. Как таковой геймплей отсутствует, загадки есть, но весьма простые и предельно логичные — никакого вызова интеллекту, кроме разве что культурного. Впрочем, быть знатоком Брейгеля (игра названа по мотивам знаменитой картины Старшего), ван Эйка или Рембрандта (да, тут в основном фламандцы) не надо — отсылки делают игру еще смешнее, но и без их считывания процесс очень веселый. И да, параллельно можно лучше узнать историю искусства — в The Procession to Calvary («Путь на Голгофу») есть даже встроенная картинная галерея, где представлены, эм-м-м-м, «задники» для происходящего действия.

И как раз в этом геймплейном минимализме можно отследить объяснение текущего неуспеха комедийного жанра в игровом мире. Настоящая комедия (а не произведение с комедийными элементами) подразумевает интенсивность, высокую плотность шуток и гэгов, тогда как в играх за пределами жанра point-and-click обеспечить его очень сложно — игровой процесс крайне редко бывает смешным сам по себе. Ироническим (Staney Parable, The Beginner’s Guide) — да, но именно смешным?.. Untitled Goose Game стала источником моря забавных мемов, но, справедливости ради замечу, что все окружающее эту игру смешнее ее самой. Довольно близко к решению этой задачи подобралась What the Golf?, как раз и состоящая из геймплейных шуток-надстроек над различными играми и игровыми жанрами, но по-настоящему смешной она не становится, пусть и, несомненно, заставляет улыбаться. Вдобавок вызов, любое более-менее серьезное напряжение убивают юмор, что также приводит к почти полной безальтернативности квестовой формы, которая сегодня видится архаичной и непопулярной. В отличие от девяностых годов, когда жанр цвел.

Явление Создателя

Явление Создателя

Представление об архаике жанра, конечно, ложное — он прост, незатейлив, едва ли когда-нибудь снова станет массовым, но совсем не ощущается безнадежно устаревшим. Что Four Last Things, что The Procession to Calvary способны доставить настоящее удовольствие; незамысловатое, но честное. Это гомерически смешные игры, при совпадении чувства юмора с авторским вам гарантированы несколько убойных часов. По крайней мере это пока единственные игры в моей жизни, над которыми я смеялся перед экраном в голос.

Совпадение это проверяется довольно просто. Любите «Монти Пайтон»? Вам сюда. Любите «Страдающее Средневековье»? Тоже сюда. Британской труппы фактически не существует с начала восьмидесятых, но последователи и поклонники живут — и это пример одного из самых удачных продолжателей неутраченных традиций. Фактически это один полнометражный пайтоновский скетч — в интерактивной форме и с актуальным содержанием.

Достоинства:

  • блистательный юмор;
  • вечное искусство;
  • святое обаяние простоты.

Недостатки:

  • малая продолжительность (2,5-3 часа);
  • нет перевода (и вряд ли когда-нибудь будет — разве что фанатский);
  • злобный оскал примитивизма.

Графика

Вы не поверите своим глазам! Только сегодня и только в Steam! Полотна лучших мастеров в истории оживают у вас на глазах! С использованием Macromedia Flash MX! Спешите видеть!

Звук

Мик Гордон, Джереми Соул, Оливье Деривьер и прочие — мы, конечно, уважаем ваши труды, но глотайте пыль. The Procession to Calvary привлек для саундтрека Баха, Монтеверди, Вивальди, Берда и прочих. Сложно сказать, как у Джо Ричардсона это получилось, но тут реально все звезды от 1500-х до 1700-х! А? Что? Озвучка? Так она бы только помешала наслаждаться великой музыкой. Но рты двигаются!

Одиночная игра

Классический point-and-click-квест — в антураже искусства Позднего Возрождения. В главной роли — рембрандтовская Беллона. Во второстепенных  кардиналы, спящий Мартин Лютер, хитрый Фокусник и другие.

Коллективная игра

Не предусмотрена.

Общее впечатление

Короткая, простая, даже примитивная, но убийственно смешная игра, возрождающая дух «Монти Пайтон» как никто ранее (наряду с Four Last Things, конечно).

Оценка: 8,0/10

Подробнее о системе оценок

Видео:

 


Оригинал материала: https://3dnews.ru/1009388