Аналитика

Пираты XXI века. Часть III

Автор: Кирилл Белов


Читая все предыдущие статьи этой серии и проникнувшись ответственностью хотя бы перед отечественными производителями программ и других видов интеллектуальной собственности вы можете пойти в мегафирменный магазин и получить с чеком пиратский диск…

Но ни вы, ни продавец об этом догадываться не будете… Он будет думать, что вот еще один человек начал покупать легальные информационные носители, а вы будете думать что поступаете наконец-то правильно. Но, как показывает практика, даже в райских кущах производителей легальной продукции, у дилеров ПО и в фирменных магазинах мультимедийной продукции можно купить пиратскую продукцию.

Так, мой знакомый фанат качественного звука не покупает музыкальные диски в магазинах крупнейшей студии звукозаписи, ссылаясь на наличие там не очень качественной продукции. Я недоумевал?! Но, оказалось, это мнение имеет под собой основание.

Один из экспертов рынка лазерных носителей, с которым мне удалось поговорить, в рамках неофициальной беседы сообщил о том, что в абсолютно "официальные" магазины иногда завозятся партии нелицензионных дисков с мультимедийной продукцией.

Это один из примеров, а сколько их еще? Это конечно не призыв покупать диски "с рук", все равно они ведь все пиратские. Просто коли вы решили заплатить нормальные деньги за качественный продукт, будьте внимательней к покупаемой продукции.

Но это лирическое отступление. Теперь о том, как у нас борются с пиратством. До недавнего времени, я, как и большинство наших сограждан думал, что никак. На самом деле кто-то с ним все-таки борется. Конечно, в масштабах государства процесс законодательного и правоприменительного развития застыл на месте уже давно, иногда правда совершая колебательные движения во всех направлениях, нужных и ненужных. Но некоторые компании сами занимаются борьбой с пиратством в некоторых его видах.

Так, например, для таких гигантов как Microsoft и 1С потери в корпоративном секторе российской отрасли ПО очень велики. То есть покупает местный сетевой администратор одну или две коробки ПО, а устанавливает его на 250 компьютеров своего предприятия. Ну как тут не возмутиться? Руководству предприятия предлагается купить лицензии. На что оно вправе не согласиться. И никак его не заставишь. В общем, дело добровольное. Но узнать, сколько и какого ПО у вас стоит не составляет труда, причем вы сами все это расскажете.

Это достаточно простой с применительной точки зрения механизм, гораздо сложнее побороть укоренившуюся в умах "физических лиц" любовь к дешевой контрафактной продукции и неуважение к авторскому праву и интеллектуальной собственности. Здесь уже стоит рассматривать проблему с психологической точки зрения. Не привыкли мы платить за интеллектуальный труд. Вот тот, кто копает яму под фундамент гаража, тому нужно платить, точнее приходится, а создателю ПО или фильма совсем не обязательно, все равно он богатый. Зачем брать DVD в прокате на два дня, лучше купить за эти деньги пиратский и смотреть сколько хочется. А то, что его создатель не стал экономистом или инженером около нефтяной трубы это уже никого не касается.

Сложность борьбы с розничным видом пиратства сложна сама по себе. Усложняет ее то, что многие заинтересованные лица "сидят наверху", а стимулирующим фактором является бедность основной части населения нашей страны. К тому же все никак не могут договориться, с чем начинать бороться: с заводами или продавцами контрафактной мультимедийной продукции? Заводы предлагают с продавцами, а продавцы с заводами!

На этой волне борьбы самих с собой можно увидеть примеры попыток легализации "черного пиратского дела". Так, некоторые компании имеющие прочные связи в законодательных и исполнительных органах нашей страны, активно лоббирует введение специальных идентификационных меток на оптических носителях информации - совершенно бесполезной "защиты от пиратства".

Как это расценивать, как не попытку утвердиться в роли легальных структур?! Мы вот вроде еще и с пиратством боремся. И такие проекты реально рассматриваются, хотя сколько уже раз можно тратить деньги и силы на эти марки, которые пираты делают с гораздо меньшими потерями, чем легальные продавцы.

Но есть и положительные тенденции в попытках укротить пиратов. Например, наконец-то вступила в силу долгожданная поправка к статье 146 Уголовного кодекса Российской Федерации "Нарушение авторских и смежных прав". Там появилось вот такое примечание:

"Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают сто минимальных размеров оплаты труда, а в особо крупном размере - пятьсот минимальных размеров оплаты труда."

Теперь конкретно определены "стоимостные эквиваленты" деяний, совершенных в крупном и особо крупном размерах с учетом реальной стоимости продукции, а не пиратской. О том, как законодательные усовершенствования повлияли на жизнь "пиратов Баренцева моря" читайте в следующей статье.

Тут же и наши производители ПО суетятся. Российские производители часто спонсируют рейды правоохранительных органов на торговые точки с пиратской продукцией своего ПО, и по их спискам программ продавцы и наказываются. Поэтому редко уже где увидишь открыто торгующего российскими новинками пирата. И это отнюдь не патриотизм наших пиратов, им все равно чем торговать, а жестокая необходимость.

Ну и напоследок классификация видов наиболее распространенного пиратства:

  • Незаконное копирование ПО конечными пользователями - можно назвать также корпоративным пиратством, когда количество машин, на которых установлено ПО превышает количество купленных лицензий или обмен копиями программ с приятелями.
  • Незаконная установка программ на жесткие диски компьютеров - продажа компьютеров с предустановленным нелицензионным ПО
  • Промышленное пиратство - производство и распространение пиратского ПО в промышленных масштабах
  • Интернет-пиратство - самый динамично развивающийся вид пиратства. Доступ в глобальную сеть становится все более скоростным, а цена на трафик все более низкой. К тому же Интернет остается сферой, в которой законы практически не действуют, так как ни физически ни юридически нельзя проконтролировать находится сервер с ПО в Кении или России. И какое же к нему законодательство применять? И кто его владелец?
  • Нарушения в канале продаж - это продажа ОЕМ-версий ПО (предназначено для продажи только с новыми компьютерами) в розницу. Распространение более дешевых копий Академического (для вузов и школ) или другого специально предназначенного ПО для организаций, которым оно не предназначается.

В следующих материалах серии Пираты XXI века читайте о том, как предлагают побороть пиратство специалисты в области авторского права, заводы, продавцы, другие заинтересованные лица и много другой интересной информации.

Дополнительные материалы:

 
 
Если Вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.
Материалы по теме
⇣ Комментарии
window-new
Soft
Hard
Тренды 🔥