Offсянка

Тёмные секреты «Аполлона»

⇣ Содержание

С самого своего возникновения практическая космонавтика существовала в двух ипостасях: гражданская была на свету, ратовала за мирный космос, любила рекорды и публичность. А военная, напротив, пряталась в тень, говорила (а чаще молчала) о безопасности и национальных интересах, предпочитая отсутствие любопытных глаз. Но время от времени две ипостаси пересекались. Например, когда и гражданские, и военные спутники запускались одними и теми же носителями, переделанными из боевых ракет, или когда на основе военного аппарата создавался гражданский (советские спутники «Фотон» и «Бион» имели в родителях фоторазведчики «Зенит»).

Но были случаи сотрудничества иного, неформального свойства, о которых до сих пор известно очень немного. Историк американской космонавтики Дуэйн Дэй (Dwayne Allen Day) указывает, например, на кооперацию организаций разведывательного сообщества США и Национального управления по аэронавтике и исследованиям космического пространства (NASA) в такой чувствительной — во всех смыслах — сфере, как оптические системы с высоким разрешением.

#Оптика для ученых и не только

Астрономические наблюдения — та отрасль науки, где тенденция к микроминиатюризации не превалирует. Для постижения тайн мироздания нужны большие апертуры и фокусные расстояния, поэтому оптические системы наземных телескопов и астрономических спутников велики в размерах и увесисты.

И стоят тоже немало. Особенно это относится к оптике космических обсерваторий типа телескопов имени Хаббла (HST, Hubble Space Telescope) или Уэбба (JWST, James Webb Space Telescope). Это не просто сложные, это уникальные изделия, которые делаются зачастую в единственном экземпляре. Их разработка длится годами (сейчас уже десятилетиями), над ними колдуют лучшие учёные и инженеры. При проектировании и изготовлении необходимо учесть условия, в которых будет работать система (глубокий вакуум, перепады температур в сотни градусов и влияние космических излучений), — под их воздействием оптика должна годами сохранять чистоту, прозрачность, точность и геометрические размеры. Неудивительно, что термостабильное зеркало не самой большой величины со средненькими параметрами может стоить миллионы долларов. Но это, пожалуй, «начальный уровень», характерный для коммерческих спутников дистанционного зондирования Земли метрового разрешения или «бюджетных» научных обсерваторий…

Устройство космических телескопов имени Хаббла и Уэбба и сравнение размера их зеркал. https://naked-science.ru/article/cosmonautics/nasa-uspeshno-ispytalo

Устройство космических телескопов имени Хаббла и Уэбба и сравнение размера их зеркал. Источник: https://naked-science.ru/article/cosmonautics/nasa-uspeshno-ispytalo

Астрономические миссии флагманского уровня стоят на порядки дороже. Например, бюджет инфракрасного космического телескопа JWST, который планируется запустить в октябре 2021 года, составляет почти $10 млрд. Можно полагать, что заметная часть этой суммы пошла на изготовление уникальной зеркальной фасетки поперечником 6,5 м (для сравнения: зеркало телескопа HST имеет апертуру всего 2,4 м).

Оптические системы самых современных и мощных сверхсекретных разведывательных спутников по размерам, возможностям и стоимости не уступают научным аппаратам. Правда, они направлены в противоположную сторону и смотрят на Землю, на которой должны обнаруживать объекты размером меньше футбольного мяча. Но спутники-шпионы запускаются чаще флагманских космических обсерваторий, поэтому бюджеты организаций, занимающихся шпионажем с орбиты, заметно больше, чем у научных институтов. Кроме высококлассной оптики, о которой «гражданские» зачастую и мечтать не могут, военные используют уникальную электронику и алгоритмы обработки изображений, позволяющие игнорировать толщу земной атмосферы, которая прозрачной, в общем-то, и не является. Неудивительно, что NASA время от времени обращалось к Национальному разведывательному управлению NRO (National Reconnaissance Office) при решении ряда своих проблем.

#Первые контакты

Агентство NASA было создано на три с лишним года раньше NRO, но ещё до образования ведомства военно-космической разведки успело «поработать» на ЦРУ. В самом конце 1950-х космическое агентство выставили в качестве прикрытия для полётов самолётов-разведчиков U-2, принадлежавших «рыцарям плаща и кинжала»: якобы эти миссии проводились в интересах гражданских программ, связанных с исследованиями погоды и верхней атмосферы, и совершались по заданию NASA.

Техники устанавливают фотоаппаратуру на высотный самолет-разведчик Lockheed U-2. Источник: https://shapingupfutures.net/tag/lockheed/

Техники устанавливают фотоаппаратуру на высотный самолет-разведчик Lockheed U-2. Источник: https://shapingupfutures.net/tag/lockheed/

Однако после того, как 1 мая 1960 года зенитная ракета комплекса С-75 сбила над Свердловском U-2, который пилотировал Гэри Пауэрс (Gary Powers), всё вскрылось самым неприглядным образом. Пытаясь замаскировать истинное назначение самолёта, власти показали публике U-2 с маркировкой NASA на авиабазе Эдвардс, но легенда продержалась недолго. Пауэрс остался жив и на суде признался, что работал на ЦРУ. Администратор NASA Кейт Гленнан (Keith Glennan) пришёл в ярость, считая, что репутация его «чисто научного» ведомства навсегда запятнана.

Но на эмоциях далеко не уедешь, и уже следующий руководитель Национальной космической администрации Джеймс Уэбб (James Webb) — тот самый, в честь которого назван ещё не запущенный орбитальный супертелескоп, — в 1961 году встретился с представителями разведывательного сообщества, предложив наладить сотрудничество. Первым совместным делом NASA и NRO стала работа по американской лунной программе.

После 25 мая 1961 года, когда президент Джон Кеннеди (John Fitzgerald Kennedy) поставил перед Америкой цель до конца десятилетия отправить на Луну и безопасно вернуть на Землю астронавтов, основная деятельность NASA так или иначе была сосредоточена на реализации пилотируемого проекта Saturn-Apollo. Одной из первых задач стала детальная съёмка Луны для картографирования её поверхности, а также поиска и обследования мест будущих посадок астронавтов.

Эта тема была чрезвычайно важна, поскольку отсутствие (или, напротив, наличие) препятствий, таких как кратеры и камни, прямо влияло на безопасность прилунения. «На ранних этапах планирования программы Apollo инженеров NASA беспокоил тот факт, что они очень мало знают о лунной поверхности. Хотя большинство ученых отклонили гипотезу о том, что Луна покрыта мелкодисперсной «пылью», способной поглотить севший на нее модуль, требовалось как можно больше новых данных», — отмечает Дуэйн Дэй.

В начале программы Apollo инженеры NASA очень мало знали о лунной поверхности. Картина из собрания NASA

В начале программы Apollo инженеры NASA очень мало знали о лунной поверхности. Картина из собрания NASA

О первых космических аппаратах для прямой телесъёмки лунной поверхности перед падением на неё мы уже писали. Следом за проектом Ranger шли посадочный зонд Surveyor и орбитальный картограф Lunar Orbiter. Второй должен был отснять зону будущей высадки на поверхность Луны и сделать это как можно быстрее и с достаточно высоким разрешением. Системы, имевшиеся в распоряжении NASA, такого не позволяли.

Тут-то и пришло на помощь управление NRO. Представители организации, которой формально не было (о ее существовании официально объявили... лишь в 1992 году!), предложили технику, опробованную в проекте разведывательного спутника SAMOS E-1 (Satellite and Missile Observation System). Этот неудачный, но амбициозный конкурент более успешной программы Corona имел ряд передовых решений. Например, он снимал цели на фотопленку, которую прямо на борту проявлял и сканировал, а полученную информацию по радиоканалу сбрасывал на Землю.

Оперативность получалась выше, чем у «Короны», которая катапультировала капсулу с экспонированной фотопленкой в конце своего полета, но военных не устраивало сравнительно невысокое качество «картинки» с «Самоса», обусловленное низкой пропускной способностью аналоговой радиолинии. Они предпочли не торопиться и ждать возврата капсул с пленкой — те давали разрешение на два порядка больше.

Однако в NASA для лунных задач баланс качества, оперативности и пропускной способности посчитали оптимальным. Разработчик фототелевизионной аппаратуры — фирма Eastman Kodak — довел технологию сканирования плёнки до ума. Оборудование от горе-разведчика передали в NASA, где его установили на Lunar Orbiter. Фотокамера, правда, была другая: вряд ли объектив «шпиона» влез бы в маленький лунный зонд.

Забегая чуть вперед, заметим: программа запуска автоматических картографов оказалась безаварийной и вполне успешной — за 1966-1967 годы пять искусственных спутников Луны отсняли почти всю поверхность ночного светила с разрешением 60 м и лучше, что позволило изучить места потенциальных посадок, дав ценные сведения об их рельефе.

За 1966-1967 годы пять аппаратов Lunar Orbiter отсняли почти всю поверхность Луны. Фото NASA

За 1966-1967 годы пять аппаратов Lunar Orbiter отсняли почти всю поверхность Луны. Фото NASA

#А теперь — Apollo!

Из мозаики снимков Lunar Orbiter предполагалось сделать карту-схему районов будущей высадки, но разрешение оптики не позволяло разглядеть на ней объекты (камни или кратеры) размером порядка 60 см, которые могли попасть под посадочную опору Apollo и вызвать опрокидывание или повреждение лунного модуля.

Аппаратуру с необходимыми характеристиками Eastman Kodak делал для фоторазведчика второго поколения. После того как в 1962 году NASA заключило с NRO соглашение и получило доступ к секретным технологиям, у «гражданских» появилась возможность оценить эти разработки.

Второй договор двух ведомств о сотрудничестве в программе, получившей секретный код Upward («Вверх») и открытое название LMSS (Lunar Mapping and Survey System — «Система картографирования и обзора Луны»), был заключен в апреле 1964-го, когда до запуска первого аппарата Lunar Orbiter оставалось два года. Через месяц NASA перечислило Министерству обороны первые $800 тыс. на исследования по выбору поставщика оптических систем.

В этот период сотрудничество двух ведомств столкнулось с первыми трудностями, прежде всего с секретностью. Как написано в истории NRO, «…о существовании спутниковых систем разведки Gambit, Corona, Lanyard и Argon не знал никто за пределами избранной группы разработчиков и пользователей. Едва ли можно было игнорировать возможность разглашения разведывательного потенциала выбранной системы в результате использования в рамках программы Apollo...» Другой проблемой стали габаритно-весовые характеристики камеры — она не помещалась ни в один из проектируемых лунных автоматов.

Первоначально секретную оптическую систему с высоким разрешением предполагалось поставить в блок научных приборов SIM (Scientific Instrument Module) отсека №1 служебно-командного модуля CSM (Command Service Module) пилотируемого корабля Apollo. Перед выбором камеры NASA рассмотрело несколько систем NRO. В финал вышли фотоаппараты спутников видовой (Lanyard) и детальной (Gambit) оптической разведки.

 

Спутники-фоторазведчики Lanyard и Gambit (показана оптическая система). Рисунок Дж. Кьяра. https://en.wikipedia.org/wiki/KH-6_Lanyard

Спутники-фоторазведчики Lanyard и Gambit (показана оптическая система). Рисунок Дж. Кьяра. Источник: https://en.wikipedia.org/wiki/KH-6_Lanyard

Последний имел объектив с главным зеркалом диаметром 50 см и фокусным расстоянием 196 см и при съемке с орбиты высотой 120—280 км давал на пленке изображения с разрешением от 0,6 до 0,9 м. Он и был выбрана в апреле 1965 года для программы Upward: высокодетальную съёмку поверхности посадочных зон предполагалось вести с окололунной орбиты высотой около 56 км, если же требовалось расширить полосу захвата, аппарат надо было поднимать до высоты примерно 370 км.

В планах значилось изготовление четырёх тестовых и двух «боевых» оптических систем общей стоимостью в $36 млн. Но уже в 1966 году проект претерпел глубокие изменения: решено было не тратить время и деньги на модификацию камеры для SIM, а поместить ее в автономный отсек, обозначенный как OCV (Orbital Control Vehicle — «Орбитальный управляемый аппарат»).

По сути, речь шла о доставке на окололунную орбиту «перепакованного» спутника-шпиона Gambit, который должен был стартовать на ракете Saturn V вместе с «Аполлоном», расположившись в переходнике под служебно-командным модулем CSM вместо лунного модуля LM (Lunar Module). Перестроение отсеков и стыковку CSM с OCV полагалось провести как в штатной миссии, на траектории полета к Луне. После работы на окололунной орбите астронавты забирали пленку из OCV и переносили в командный модуль CM (Command Module) для возврата на Землю.

Таков был базовый план. Но в ходе проектирования рассматривались и другие сценарии. В частности, OCV после отделения от командного модуля можно было оставить на окололунной орбите в ожидании второго «Аполлона», что в принципе позволяло использовать один и тот же аппарат многократно. Этот вариант планировалось отработать на околоземной орбите.

Еще более сложный подход предусматривал автономную работу OCV по картографированию Луны. Для этого Kodak предлагал оснастить аппарат системой проявки и сканирования пленки, разработанной для зонда Lunar Orbiter. Расширение функциональности считалось полезным не только из-за увеличения выхода информации: по качеству передаваемых на Землю снимков можно было оценивать техническое состояние камеры в процессе работы.

Так в представлении художника должен был выглядеть блок OCV системы LMSS, состыкованный с командно-служебным модулем Apollo. Для сравнения показан спутник-фоторазведчик Gambit-3. Рисунок Дж. Кьяра https://danielmarin.naukas.com/2014/09/18/proyecto-upward-cuando-la-nasa-quiso-mandar-un-satelite-espia-a-la-luna/

Так в представлении художника должен был выглядеть блок OCV системы LMSS, состыкованный с командно-служебным модулем Apollo. Для сравнения показан спутник-фоторазведчик Gambit-3. Рисунок Дж. Кьяра. Источник: https://danielmarin.naukas.com/2014/09/18/proyecto-upward-cuando-la-nasa-quiso-mandar-un-satelite-espia-a-la-luna/

Проектирование Upward шло на конкурсной основе. Компания General Electric предложила OCV на основе первоначального спутника Gambit-1, а Lockheed — на основе более совершенного Gambit-3. Выбрали последний вариант: аппарат длиной 5 и диаметром 1,5 м имел массу 2085 кг и получал электроэнергию и команды управления от основного модуля «Аполлона». От автономной работы OCV отказались. Всего планировалось построить пять лётных экземпляров общей стоимостью $48,5 млн и запустить первый уже в июле 1966 года.

Дуэйн Дей подчеркивает, что «при чтении рассекреченных документов видно, как со временем должностные лица NRO все больше беспокоились о том, что NASA хочет делать с Upward: перед отправкой на Луну гражданское космическое ведомство предлагало испытать аппарат на околоземной орбите и вскоре настолько увлеклось его возможностями, что решило включить его в качестве основной полезной нагрузки в проект орбитальной станции в рамках «Программы приложений «Аполлона» (ААР, Apollo Application Program). Изучение Земли из космоса было в уставе NASA, и камера LMSS могла стать мощным инструментом для этого. Но в задачу NRO входило сохранение секретности разведывательных систем, используемых для сбора данных о противниках Америки; если Upward становился не нужен для критически важного этапа высадки на Луну, о нем следовало как можно скорее забыть».

Планы включения секретной камеры в программу AAP очень не нравились NRO, поскольку, в отличие от разведывательных миссий, результаты гражданских полетов публиковались открыто. А разведчики всеми силами стремились сохранить в тайне возможности своей аппаратуры. Ряд официальных лиц, в том числе заместитель министра обороны Сайрус Вэнс (Cyrus Roberts Vance), выразили обеспокоенность тем, что гражданское использование секретных камер на околоземной орбите поставит под угрозу безопасность американской разведывательной программы.

Астронавт экипажа Apollo выгружает кассету с пленкой из LMSS для возвращения ее на Землю. Рисунок Дж. Кьяра https://forum.nasaspaceflight.com/index.php?topic=23429.100

Астронавт экипажа Apollo выгружает кассету с пленкой из LMSS для возвращения ее на Землю. Рисунок Дж. Кьяра. Источник: https://forum.nasaspaceflight.com/index.php?topic=23429.100

Ещё в августе 1963 года между национальной космической администрацией и разведывательным сообществом было заключено секретное соглашение, ограничивающее разрешение «гражданских» снимков Земли величиной 18 м. Теперь же у NASA в руках оказывался инструмент с разрешением в 0,6 м. Существовали опасения, что публикация изображений такого качества раскроет вероятному противнику потенциал спутника Gambit, что считалось недопустимым, ведь о существовании разведывательной программы знал очень ограниченный круг лиц, в который входили даже не все американские чиновники высшего ранга! В результате Межведомственная комиссия по анализу политики пришла к выводу, что планы NASA использовать камеру значительно отклоняются от принципов соглашения 1963 года.

Точкой бифуркации стали первые результаты работы Lunar Orbiter. Этот зонд был на порядки хуже Upward, который давал снимки субметрового разрешения. Но последний имел крупный недостаток: для его запуска требовалась целая пилотируемая миссия с использованием носителя Saturn V огромной стоимости. По различным причинам первый пуск супертяжа откладывался. К тому же уже первые два аппарата Lunar Orbiter передали вполне качественные изображения, позволившие оценить пригодность выбранных мест для посадки. В результате в декабре 1966 года NASA утратило интерес к программе Upward.

#«Хоть тушкой, хоть чучелом...»

Добил Upward пожар, в котором погиб экипаж Apollo-1. 20 декабря 1967 года, за день до трагического события, официальные лица NASA провели пресс-конференцию, где обрисовали планы AAP, кратко упомянув LMSS, которая в докладе превратилась просто в «Систему картографирования и обзора» (MSS, Mapping and Survey System) в качестве одной из полезных нагрузок. После пожара планы AAP резко изменились, и вскоре MSS отменили. «Несомненно, после этой пресс-конференции чиновники NRO стали опасаться работать с агентством, которое любило рассказывать о своих задачах перед журналистами и не питало того пиетета к секретности, который был у разведывательного сообщества», — пишет Дуэйн Дей.

Первоначальные планы программы AAP включали оснащение «орбитальной мастерской» (Orbital Workshop) системой картографирования и обзора MSS. https://forum.nasaspaceflight.com/index.php?topic=23429.20

Первоначальные планы программы AAP включали оснащение «орбитальной мастерской» (Orbital Workshop) системой картографирования и обзора MSS. Источник: https://forum.nasaspaceflight.com/index.php?topic=23429.20

Предвидя предстоящее сворачивание работ по Gambit-1, компания General Electric предлагала NASA вернуться к ранее отклоненному варианту использования Upward на околоземной орбите, дав ему имя «Першерон» (Percheron) в честь породы сильных и быстрых лошадей-тяжеловозов. Но даже если бы компания получила разрешение на передачу матчасти по «списанному» спутнику в гражданское ведомство, она не имела необходимых ресурсов для реализации проекта: за ракеты-носители, космодром и «наземку» отвечали ВВС, которые бесплатно работать не соглашались.

Некоторое время рассматривались идеи спасения Upward: картографирование Луны с полярной орбиты с высоким разрешением, дополнительная разведка мест посадки будущих пилотируемых миссий и даже... съемка мест возможной катастрофы. Специалисты NASA опасались, что при первых высадках на Луну LM может быть потерян, а телеметрия не позволит точно определить, что же пошло не так. В таком случае следовало запустить к ночному светилу второй корабль, но с LMSS вместо лунного модуля: спустившись до высоты 8 км, он мог бы провести высокодетальную съёмку местности, чтобы восстановить картину крушения. Вновь забегая вперед, можно констатировать, что, к счастью, ничего этого не потребовалось.

25 июля 1967 года проект Upward был отменен окончательно: NASA сочло достаточными результаты работы Lunar Orbiter. Далеко не все разделяли эту точку зрения. Менеджеры проекта Apollo считали, что полученные снимки не позволяют судить, насколько фотографии поверхности соотносятся с реальным рельефом. В конечном итоге Lunar Orbiter «сертифицировал» восемь возможных мест прилунения, но всё это были относительно ровные площадки. Между тем в будущем NASA предполагало сажать LM и в гористых районах. Поэтому, как считали сторонники Upward/LMSS, программу следует продолжить.

Посадка LM на слабо изученной местности могла закончиться плохо. На фото — лунный модуль корабля Apollo 15 на склоне кратера. Фото NASA

Посадка LM на слабо изученной местности могла закончиться плохо. На фото — лунный модуль корабля Apollo 15 на склоне кратера. Фото NASA

Заместитель администратора NASA Роберт Симанс (Robert Seamans) предлагал обсудить «возможные варианты использования двух уже поставленных комплектов оборудования LMSS, чтобы получить максимальную выгоду от наших инвестиций». Но это, в свою очередь, вызвало недовольство у директора NRO Александра Флакса (Alexander Henry Flax), который категорически возражал против использования секретного оборудования вне рамок лунных миссий «Аполлона».

Проект Upward был закрыт, несмотря на высокую готовность матчасти. На этот момент два из пяти лётных образцов OCV были близки к завершению. 15 сентября 1967 года предполагалось начать их виброакустические испытания в хьюстонском Центре пилотируемых космических полетов (Manned Spaceflight Center). Но до этого так и не дошло.

Кстати, до сих пор непонятно, что стало с уже изготовленными модулями. Известно лишь, что NASA запросило NRO и получило-таки разрешение на использование картографических камер Upward производства компании Itek в системе исследования ресурсов Земли. Лаборатория реактивного движения JPL (Jet Propulsion Laboratory) настаивала на применении камер в реальных лунных миссиях, но они оказались слишком громоздкими для полётов Apollo в полной комплектации.

В любом случае оборудование NRO было засекречено и должно было храниться у подрядчика — Lockheed. Но ответственное хранение собственности NASA влетало компании в копеечку. Поэтому есть предположение, что камеры были возвращены в NRO либо просто уничтожены. Удивительно, что, несмотря на высокую готовность, до настоящего времени не опубликовано ни одного достоверного фото полетных модулей Upward, хотя изображения фотокамер и бобин с пленкой спутника Gambit-1 присутствуют в открытом доступе.

Так завершился тайный эпизод программы Apollo, обошедшийся Америке в $80 млн и 25 человеко-лет, затраченных NRO. Но сколько в реальности было таких эпизодов, не знает никто — огромный массив информации той эпохи до сих пор скрыт покровом тайны.

Ни одного достоверного снимка модуля Upward не опубликовано, хотя как выглядела и как работала фотоаппаратура спутника Gambit сейчас уже известно. https://en.wikipedia.org/wiki/KH-8_Gambit_3

Ни одного достоверного снимка модуля Upward не опубликовано, хотя как выглядела и как работала фотоаппаратура спутника Gambit, сейчас уже известно. Источник: https://en.wikipedia.org/wiki/KH-8_Gambit_3

#После Upward

Одним из побочных «выхлопов» проекта Upward была фотокамера фирмы Fairchild, рассматриваемая на первом этапе проекта. Поначалу ей отдавался приоритет, однако после того, как было решено перенести оптику из сервисного модуля Apollo в отдельный аппарат, предпочтение получила камера компании Itek.

Изделие Fairchild, использованное в программе Corona в 1967–1969 годах, известно как камера с индексированием по двум звездам DISIC (Dual-Integrated-Stellar-Index Camera). Это был мощнейший инструмент своего времени, превосходящий по разрешению оптику спутника картографирования и оптической разведки Argon. Камеру от Fairchild предлагали использовать в перспективной серии зондов Lunar Orbiter, которую планировалось запускать в 1970-х. Но этот аппарат массой около тонны, способный вернуть на Землю 14 кг отснятой пленки, так и не был построен.

Невесёлый финал проекта Upward вовсе не стал концом сотрудничества между NASA и разведывательным сообществом США. В последних миссиях Apollo на Луну в блоке научных приборов SIM служебного модуля размещалась камера с самолётов-разведчиков U-2 и SR-71, адаптированная для работы в космосе. Начиная с Apollo-13, она стояла на всех кораблях, поскольку ее использование предусматривал вариант съёмок поверхности Земли при т. н. экстренных операциях на околоземной орбите (Earth Orbital Contingency missions): в случае невозможности отлета к Луне (например, третья ступень «Сатурна-5» не включилась во второй раз) астронавты могли бы сделать хоть что-то полезное рядом с родной планетой.

На корабле Apollo-15 стояли уже две камеры (картографическая, с фокусным расстоянием 7,6 см, и панорамная, с фокусным расстоянием 60 см) производства компании Itek. Вторая была наследницей KA-80, первоначально разработанной для использования на разведывательных самолётах SR-71 и U-2. Она отличалась компактностью и могла делать с орбиты высотой 425 км снимки с разрешением от 7,6 до 10,7 м, с помощью которых можно было опознавать крупные здания и корабли.

Астронавты Альфред Уорден и Джеймс Ирвин извлекают кассету с фотопленкой из отсека SIM командно-служебного модуля корабля Apollo 15. Рисунок NASA https://picryl.com/media/artist-concept-astronaut-wordens-extravehicular-activity-eva-apollo-xv-2e976b

Астронавты Альфред Уорден и Джеймс Ирвин извлекают кассету с фотопленкой из отсека SIM командно-служебного модуля корабля Apollo 15. Рисунок NASA https://picryl.com/media/artist-concept-astronaut-wordens-extravehicular-activity-eva-apollo-xv-2e976b

Одной из особенностей этой камеры были параметры, оптимизированные для съёмки лунной поверхности с высоты 100-150 км. Она имела систему компенсации поступательного движения для исключения «смаза» снимков. Эта фиксированная настройка требовала, чтобы Apollo работал на околоземной орбите высотой 425 км.

Хотя эта камера по разрешению и производительности не могла сравниться с секретными оптическими системами, тем не менее она была лучше всего, что имелось в распоряжении NASA  до этого. Этот факт служил причиной беспокойства разведывательного сообщества. По словам Дуэна Дэя, начиная с миссий Gemini (1965—1966 годы), Национальный центр интерпретации фотографий (National Photographic Interpretation Center), который обычно работал со снимками спутников-шпионов, также анализировал съемку астронавтов. Чтобы, не дай Бог, они не отщелкали с орбиты какие-то секретные объекты, расположенные на Земле!

Но однажды случилось именно это: в 1974 году экипаж последней экспедиции на станцию Skylab сфотографировал сверхсекретный аэродром на озере Грум в Неваде — пресловутую «Зону 51», несмотря на явный запрет делать это. Когда плёнка попала на Землю, был скандал, в Конгрессе начались дебаты: что предпринять? NASA стояло за публикацию снимков, а разведывательное сообщество, естественно, было против. В конечном итоге фото «Зоны 51» попало в архивы фотографий NASA. Но из-за плохого качества снимка (астронавты фотографировали объект на «обычную» камеру) этого никто так и не заметил.

Фотография секретной базы на озере Грум, сделанная астронавтами третьей экспедиции на станцию Skylab. https://www.dailymail.co.uk/news/article-2507495/Area-51s-ultra-secret-cover-blown-photograph.html

Фотография секретной базы на озере Грум, сделанная астронавтами третьей экспедиции на станцию Skylab. Источник: https://www.dailymail.co.uk/news/article-2507495/Area-51s-ultra-secret-cover-blown-photograph.html

Несмотря на этот инцидент, странное партнерство NRO — NASA продолжилось. К примеру, в середине 1970-х годов военные подарили астрономической обсерватории в Аризоне семь прецизионных зеркал для нового многозеркального телескопа MMT (Multy-Mirror Telescope). Астрономы, привыкшие работать с увесистой земной оптикой, поражались лёгкости подарка и качеству обработки зеркальных поверхностей! Откуда взялись эти зеркала, до сих пор точно неизвестно, хотя некоторые историки выдвигают гипотезу, что они являются артефактами отмененной программы пилотируемой орбитальной лаборатории MOL (Manned Orbiting Laboratory), которая — как выяснилось всего десять лет назад — на самом деле была сверхсекретным пилотируемым спутником-фоторазведчиком Dorian.

Интересен эпизод, произошедший чуть ранее. 14 мая 1973 года во время запуска станция Skylab получила повреждения: оторвавшийся противометеоритный экран снёс одну из панелей солнечных батарей и повредил ещё одну. Чтобы понять степень ущерба, NASA напрямую обратилась за помощью к NRO, которое привлекло к решению задачи свой спутник детальной оптической фоторазведки Gambit-3.

Незадолго до этого специалисты ВВС из Центра управления спутниками «Синий куб» (Blue Cube) в калифорнийском Саннивейле прорабатывали возможность съёмки одного космического аппарата с другого. На бумаге всё получалось. И вот представился случай проверить теорию на практике. О чудо! NRO передало NASA изображения станции, отснятые спутником-шпионом, которые подтвердили перспективность ее использования. Дорогостоящий проект был спасён.

Вероятно, контакты двух ведомств не прекращаются и сейчас. Не так давно, в 2012 году, наблюдатели стали свидетелями аттракциона неслыханной щедрости: NRO подарило NASA два комплекта почти готовых оптических систем с диаметром зеркала 2,4 м (как у «Хаббла»!) и набором запчастей. Правда, блоки секретной электроники из «подарков» были изъяты.

Предполагается, что для оригинальной шестизеркальной конфигурации основного инструмента обсерватории MMTO (Multiple Mirror Telescope Observatory) на горе Хопкинс (Аризона) использовалась матчасть военной станции MOL. Фото MMTO https://www.nasa.gov/feature/50-years-ago-nasa-benefits-from-mol-cancellation

Предполагается, что для оригинальной шестизеркальной конфигурации основного инструмента обсерватории MMTO (Multiple Mirror Telescope Observatory) на горе Хопкинс (Аризона) использовалась матчасть военной станции MOL. Фото MMTO https://www.nasa.gov/feature/50-years-ago-nasa-benefits-from-mol-cancellation

Балансовая стоимость переданного оборудования, поступившего в собственность JPL, оценивалась в $75 млн. Это гораздо меньше затрат на изготовление телескопов, которые NRO оценило более чем в $275 млн. Впрочем, никаких денежных расчётов между двумя госучреждениями не было — это некоммерческие организации, и торговать им запрещено.

Что это за системы и откуда они взялись, точно не знает никто. Предполагают, что это остатки отменённой программы «Будущая архитектура средств отображения» FIA (Future Imagery Architecture). Её исполнителем был Boeing, сорвавший все сроки и перерасходовавший бюджет. Именно по этой причине проект FIA отменили в 2005 году. Но оптические системы к несостоявшимся спутникам-шпионам компания ITT Exelis изготовила ещё за несколько лет до того. Как NASA планирует распорядиться этим достоянием, пока неизвестно.

Что почитать:

1. О программе Lunar Orbiter 

2. Камера для аппарата Lunar Orbiter 

3. Разведывательные спутники Gambit 

4. Исторический документальный фильм об американских спутниках-фоторазведчиках 

5. Разведывательные спутники Corona 

6. Телескоп имени Джеймса Уэбба 

7. Описание работы спутника-фоторазведчика Corona 

8. Разработка и эксплуатация спутников Gambit 

9. О некоторых секретах «Аполлона» 

10. Проект Upward на сайте NRO 

11. Проект Upward 

12. Слухи о секретах «Аполлона» 

13. «Орел» потерпел крушение 

14. Странные партнеры  

 
 
⇣ Содержание
Если Вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.
Материалы по теме
⇣ Комментарии
Прежде чем оставить комментарий, пожалуйста, ознакомьтесь с правилами комментирования. Оставляя комментарий, вы подтверждаете ваше согласие с данными правилами и осознаете возможную ответственность за их нарушение.
Все комментарии премодерируются.
Комментарии загружаются...
window-new
Soft
Hard
Тренды 🔥