Сегодня 25 сентября 2017
18+
Offсянка

Невыученные уроки истории

Пролог: страхи и тайны

Одной из наиболее примечательных аналитических публикаций, появлявшихся в феврале 2017 на страницах ведущей газеты США The New York Times, стала статья под названием «Утечки множатся, а с ними и страхи Глубокого Государства в Америке» .

Примечательна эта статья даже не тем, что в заголовки центральной газеты чуть ли не впервые попал термин Deep State применительно к специфике государственной власти в США (прежде столь открыто о параллельных тайных структурах, реально управляющих государством абсолютно без какого-либо контроля со стороны общества, обычно писали лишь презренные таблоиды и всяческие конспирологические издания). На фоне острого противостояния между президентом Трампом и традиционной госбюрократией термин «глубокое государство» быстро стал в прессе расхожим, так что Нью-Йорк Таймс лишь закрепила тенденцию.

Куда интереснее то, что очевидный факт «столкновения культур» и конфликт двух существенно разных подходов к ведению государственных дел представлен в газете как нечто совершенно новое для истории США:

Волна утечек из правительственных структур подрывает администрацию Трампа, что ведет к проведению параллелей с такими странами как Египет, Турция и Пакистан, где влиятельные теневые структуры в недрах правительственной бюрократии, часто именуемые «глубоким государством», всячески ослабляют и сдерживают демократически избранную власть. (А затем, при углублении конфликта, и нередко доводят дело до государственного переворота.)

. . .

Здесь нет никаких хороших долговременных последствий. Война между разведывательным сообществом и Белым Домом – это плохо для разведсообщества, это плохо для Белого Дома, и это плохо для безопасности нации...

Иначе говоря, очевидно умные и знающие эксперты, цитируемые газетой, пытаются создать впечатление, будто очень «влиятельные теневые структуры» в государстве – это давняя известная напасть где-то там, в других странах. Но уж конечно не в США с их отлаженными демократическими механизмами контроля, сдерживающих рычагов, противовесов и так далее.

Ярчайшим примером чему, по идее, должна служить и совсем новая инициатива ЦРУ США – с выкладыванием в свободный онлайновый доступ гигантского архива своих рассекреченных документов, охватывающих историю разведслужбы с момента создания в конце 1940-х и вплоть до 1990-х годов.

Этот массив, насчитывающий около 1 миллиона документов на более чем 12 миллионах страниц, был в принципе доступен исследователям и ранее – но на очень неудобных условиях (чтобы получить доступ, требовалось лично приехать в Национальный архив в пригороде Вашингтона и успеть занять место за одним из 4 компьютерных терминалов, подключенных к нужной базе архива и работающих лишь строго по будням, с 9-00 до 16-30). Заставить же ЦРУ выложить эти документы в интернет удалось недавно и исключительно через суд. Причем поначалу срок выполнения работы оценивался в 6 лет, а затем – осенью 2016 – было дано обещание выложить все в онлайн к концу 2017.

Однако уже в январе 2017 (аккурат накануне въезда Трампа в Белый Дом) вдруг выяснилось, что ЦРУ США – это оказывается, чуть ли не главный в державе сторонник открытого информирования общества о темных государственных секретах. Поэтому все работы по обеспечению онлайн-доступа к рассекреченным архивам ЦРУ уже ударно завершены – так что всем добро пожаловать в «читальный зал». Ну а попутно, как все наверняка наслышаны, из разведки пошли в прессу и анонимные сливы богатого компромата на людей из команды нового президента...

Изучение давних секретов из архивов ЦРУ, несомненно, принесет со временем множество содержательных статей и книг о малоизвестных страницах новейшей истории и её тайных войн. Ну а пока эти работы пишутся, имеет смысл свежим взглядом взглянуть на то, что уже подготовлено за последнее время исследователями данной области. И увидеть очень выразительные – можно даже сказать поучительные – исторические параллели с нынешними событиями. Особенно в контексте Глубокого Государства или кратко ГГ.

В частности, особого внимания заслуживает совсем свежая, опубликованная в конце 2016 года, книга американского журналиста и писателя Стивена Будянски «Кодо-воины: Криптоаналитики АНБ и тайная разведывательная война против Советского Союза» ("Code Warriors: NSA's Codebreakers and the Secret Intelligence War Against the Soviet Union" by Stephen Budiansky. Knopf 2016).

В книге с весьма широким охватом событий собрано великое множество фактов и документов не только о деятельности АНБ, естественно, но также и об операциях ЦРУ, космической разведки и прочих спецслужб США.  Нас же – ради проведения отчетливых параллелей – особо будет интересовать глава восьмая, под названием «Дни кризиса»...

#Тема «У»: U-2 и Украина

Для тех читателей, кто не очень уверенно ориентируется в ключевых исторических событиях второй половины XX века, следует напомнить, что планета никогда не оказывалась на грани мировой термоядерной войны столь же близко, как это случилось в дни так называемого Карибского кризиса осенью 1962 года. И что характерно, у руля власти в США стоял в ту пору президент Джон Ф. Кеннеди, а в империи СССР аналогичный пост Сына Неба занимал Никита С. Хрущев. То есть люди, в своих личных устремлениях больше всего желавшие мира во всем мире... (Благодаря чему, быть может, мы и не сгорели тогда в огне тотальной катастрофы.)

Еще одна очень характерная деталь из той же эпохи, на которую обращают внимание куда меньше, заключается вот в чем. Примерно через год после кризиса, осенью 1963 Джон Кеннеди был убит, а еще через год, в 1964 Никита Хрущев был принудительно смещен со всех постов и отправлен в отставку (причем есть свидетельства, что поначалу у заговорщиков имелись планы и его физической ликвидации). Ну а продолжением этих историй стали крупномасштабная война США во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже, ввод советских войск в Чехословакию для подавления Пражской весны и, соответственно, совсем никаких надежд на скорый мир во всем мире...

Уже из этих примеров наглядно видно, что лидеры государств хотя и способны играть, несомненно, огромную личную роль в судьбах народов, однако и незримые структуры ГГ так или иначе все равно проявляют свои могущество и влиятельность. А также неистребимые властолюбивые интересы, которые в самой основе своей не имеют ничего общего с надеждами и чаяниями народных масс. И конечно же, эти скрытые, ни перед кем не отчитывающиеся структуры в недрах любых бюрократических государств имеются всегда. В независимости от эпохи или конкретной страны. Другой вопрос, сколь огромных степеней могущества эти теневые структуры могут достигать. И как, соответственно, их контролировать-нейтрализовать в условиях демократии.

В контексте нынешних российско-американских отношений кризис начала 1960-х особо поучителен по той причине, что здесь имеется целый букет тем-соответствий, не заметить которые довольно сложно. В первую же очередь следует выделить тот факт, что прежний президент Дуайт Эйзенхауэр был политиком-конформистом, полностью вписанным в уже существовавшую бюрократическую систему США и охотно делегировавшим свои полномочия в компетентные инстанции. Ну а Джон Кеннеди (в тесной связке с братом Робертом), относился к тому типу людей, которые очень энергично пытаются изменить систему к более прогрессивному и динамичному виду.

Степень «прогрессивности» нынешнего президента Трампа, конечно, – это тема весьма дискуссионная, однако его энергичные попытки поменять устоявшуюся в государстве систему управления сомнений не вызывают. Аналогично, вряд ли кто будет возражать, что его предшественник Обама был президентом, абсолютно ни в чем не посягавшим на традиции системы или области компетенции силовиков.  Ну а что самое главное, и в ту, и в другую эпоху новый президент-реформатор унаследовал от президента-конформиста кучу серьезнейших политических проблем, разруливать которые по-любому надо. И одной из самых серьезных проблем в обоих случаях стали резко ухудшившиеся отношения с русскими. Причем даже название причины в обоих случаях начинается на одну и ту же букву «У»...

И точно так же, как сегодня история с госпереворотом (и сбитым авиалайнером) на Украине является наглядным примером вопиющего лицемерия, двойных стандартов и абсолютно бесстыжего вранья в делах высокой международной политики, в 1960 году нечто очень похожее продемонстрировала история со сбитым над Уралом самолетом-шпионом U-2 (подробности см. в тексте «Море лжи и привет от Автобазы»). Масштабы той драмы, конечно, были несравнимо меньшими, однако и такого инцидента вполне хватило, чтобы в хлам испортить трудно налаживавшиеся советско-американские отношения и сорвать уже согласованные многосторонние договоренности по линии ядерного разоружения.

Позднее, уже покинув свой высокий пост, Эйзенхауэр честно признавал, что если бы власти СССР нарушили американское воздушное пространство в той же манере, как это многократно делалось с применением U-2, то он сам бы первым обратился в Конгресс о немедленном объявлении войны. Однако для себя США, уверовав в собственную исключительность, считали такое поведение вполне приемлемым и безнаказанным. Ибо тогдашний директор ЦРУ Аллен Даллес всячески заверял президента, что U-2 летает настолько высоко, где русским его ни за что не достать. И даже если вдруг Советам удастся сбить самолет ракетой, то ни шпионское оборудование, ни пилот машины наверняка после этого не выживут, чтобы хоть что-то рассказать коммунистам...

В реальности, как известно, все вышло с точностью до наоборот. Ракета ПВО не только достала U-2, но и пилот, к счастью, остался жив, и шпионское оборудование уцелело. Хитрый Хрущев, однако, громко объявил миру лишь о сбитом самолете-шпионе США, нагло вторгшемся на тысячи километров вглубь СССР,  но ни слова не проронил о подробностях – выжидая реакцию американцев. Ну а Эйзенхауэр и его Госдеп, по сути подставленные Алленом Даллесом и баснями от ЦРУ, в привычной для политиков манере начали гнать стопроцентную ложь. Нечто совершенно фантастическое про коварство погоды, турбулентность и недостаток кислорода у пилота, в помутнении рассудка улетевшего из Турции неведомо куда и невинно погибшего под Свердловском...

Выждав некоторое время и позволив всему этому официальному вранью от США как следует утвердиться в новостях СМИ, затем Хрущев не скрывая торжества объявил миру, что пилот самолета на самом деле жив и здоров, находится в советской тюрьме и уже все-все честно признал о своей сугубо шпионской секретной миссии... Этот ловкий ход, несомненно, стал триумфом советской пропаганды – однако последствия скандала для международного климата оказались весьма печальными.

На конференцию по разоружению в Париже, проходившую две недели спустя, Хрущев приехал, что называется, на взводе, с высокой трибуны выдал 45-минутную, в высшей степени эмоциональную речь, местами похожую на истерику, а в итоге фактически торпедировал все трудно достигавшиеся прежде договоренности по нормализации отношений и сворачиванию гонки вооружений...

Всяческие инциденты вокруг шпионажа происходили между СССР и США довольно регулярно, как до, так и после этой истории. Столь неадекватно же разъярили советского лидера вовсе не многократные разведывательные полеты U-2, а возмутительно упорная, с каждым витком конфликта все более наглая и беспардонная ложь со стороны американского руководства. Отчего Хрущев счел оскорбленным не только себя лично, но и решил, что в подобной ситуации гордость и достоинство его государства были бы в высшей степени унижены, если бы СССР сделал на конференции вид, будто ничего особенного не произошло.

Несложно постичь, что ни одна из сторон в итоге тут ничего для себя не выиграла – кроме резко ухудшившихся отношений. А это, по некоторым причинам естественного свойства, всегда укрепляет могущество тайного ГГ.

#Тема «Р»: Раскрытие

Сегодня практически все уже, наверняка, наслышаны о человеке по имени Эдвард Сноуден и о том, в общих чертах, что он сделал для информирования публики о шпионских тайнах Агентства национальной безопасности США. Но при этом ныне практически никто и ничего не знает о молодых американцах под фамилиями Мартин и Митчелл, которые находясь в том же, что и Сноуден, возрасте сделали примерно то же самое – но только на полстолетия раньше, летом 1960 года. То есть в такой исторический период, когда даже сам факт существования криптографической спецслужбы АНБ был великой государственной тайной.

Уже одно лишь то, что имена Уильяма Мартина и Бернона Митчелла (William H. Martin, Bernon F. Mitchell) ныне широкой публике неведомы, является наглядным свидетельством абсолютно никак не усвоенных уроков истории. Скорее можно даже утверждать обратное. Практически все государства (включая и СССР) предпочли побыстрее замять и забыть этот мимолетный эпизод, сделав вид, что его и не было вовсе. Отчего, собственно, впоследствии и должен был появиться Эдвард Сноуден – чтобы вновь напомнить миру о давно известных и заведомо нехороших вещах. Но только теперь уже с тучей неопровержимых в своей подлинности документов.

В отличие от Сноудена, явно не питавшего иллюзий в отношении России и осевшего здесь лишь в силу известных обстоятельств, Мартин и Митчелл тайно перебрались из США в Москву (через Мексику и Кубу) абсолютно целенаправленно, очевидно руководствуясь свойственными молодости романтическими мечтами о стране, строящей светлое будущее. (По иронии судьбы, фактически таким же маршрутом, но только в обратную сторону – из Москвы через Кубу в Латинскую Америку – собирался лететь беглец Сноуден. Помешала утрата паспорта, аннулированного американскими властями.)

Но как бы там ни было, общая суть происходившего в обоих случаях была примерно той же самой. В сентябре 1960 года советские власти устроили для неожиданно явившихся к ним Мартина и Митчелла масштабную пресс-конференцию – с трансляцией на весь мир через Radio Moscow, – где недавние криптоаналитики спецслужбы весьма подробно рассказали вот о чем:

«Мы были сотрудниками NSA, в высшей степени секретного Агентства национальной безопасности, которое в интересах правительства США занимается разведкой коммуникаций почти всех стран мира. Однако, просто сам факт того, что правительство США сует свой нос в секреты других наций, практически никак не повлиял на наше решение стать перебежчиками. Наше несогласие связано с теми конкретными методами, которыми США собирают разведывательную информацию.

[Далее следовали некоторые подробности о наиболее агрессивных методах сбора, включающих вторжения на территорию других государств и сопутствующую ложь для обмана общественного мнения...]  Более того, особо мы были обескуражены практикой США перехватывать и дешифровать засекреченные коммуникации собственных союзников. Наконец, мы категорически против того факта, что власти США охотно вербуют агентов среди персонала своих собственных союзников»...

На вопрос прессы о том, секретные коммуникации каких именно из нейтральных и союзных стран регулярно перехватывает, дешифрует и читает АНБ США, Уильям Мартин ответил так: «Италия, Турция, Франция, Югославия, ОАР (Египет и Сирия), Индонезия, Уругвай – этого достаточно, я думаю, чтобы дать общую картину».

Поскольку три первых государства из упомянутых являлись членами блока НАТО, то есть ближайшими военными союзниками США, понятно, наверное, что широкое обнародование подобной информации в потенциале могло иметь весьма серьезные последствия – если бы хоть кто-то захотел всерьез разбираться с этой темой. Но никто, очевидно, не захотел, так что и поныне – когда всплывают очередные свидетельства о регулярной слежке АНБ за известными политиками и главами стран НАТО – все как бы возмущаются и делают вид, что слышат об этом впервые. Хотя на самом деле по-другому тут и не было никогда...

Более того, на сегодня имеется внушительная масса документов и фактов, свидетельствующих, что спецслужбы множества государств – в Европейском, Азиатском и прочих регионах, – помимо тесного сотрудничества с коллегами из США, на регулярной основе еще и шпионят для американцев за собственными политическими лидерами. Потому что демократически избранные руководители государств приходят и уходят, а профессионалам спецслужб работать надо всегда. В независимости от партий и людей, находящихся сейчас у руля... Именно в этом, собственно, и заключается неистребимая стойкость Глубокого Государства.

Ну а то, что тайные структуры власти множества как бы независимых стран по сути обслуживают интересы  ГГ в США – уж так оно само как-то сложилось давным-давно. И почему-то упорно сохраняется, несмотря на многократные известные попытки изменить этот порядок.

#Тема «О»: Остров

Было бы в корне неверно думать, будто ГГ – это лишь военные и секретные спецслужбы (хотя, бесспорно, они формируют особо влиятельную – силовую – часть структуры). В работе этой сети непременно участвуют и «просто» политики, и лидеры финансово-промышленных кругов, и прочие немаловажные люди, от которых что-либо критично зависит в государстве.

Но сколь бы разношерстным ни подбирался этот состав в той или иной конкретной стране, одна особенность имеется в существовании любого ГГ непременно. У каждого государства снаружи обязательно должны иметься сильные и агрессивные внешние враги, а также постоянно нарушающие мир и покой граждан опасные враги внутренние – в виде всевозможных террористов и прочих радикалов-экстремистов. Если же такие государства для общей обороны собрались в блок-союз, то и общий враг у них должен быть исключительно огромный и опасный.

И тут уже совершенно неважно, есть такие враги в реальности, или их надо сконструировать искусственно. Враги просто обязаны быть. Потому что иначе никак не удается как следует отвлекать внимание публики от никогда не надоедающих игр ГГ с их безграничной властью над обычными людишками... Ну а один из самых удобных способов сеять вражду между соседями и разжигать очаги напряженности внутри собственных стран – это создавать разного рода изолированные анклавы на основе компактно проживающих этнических групп или же островов в море-океане.

Вполне наглядный пример всей этой философии предоставляет тема Карибского кризиса вокруг Кубы – особенно, если ее рассматривать в сопоставлении с недавним кризисом вокруг Крыма. А также – что совершенно необходимо – еще и с учетом окружающего исторического контекста. Потому что именно контекст, объясняющий динамику и механизмы происходившего, в мировых СМИ почему-то всё время норовят исключить из обсуждения проблемы.

Неоспоримые же факты истории выглядят следующим образом. Когда в начале 1954 года новый советский Сын Неба Никита Хрущев, не пробыв на высшем посту еще и года, своим волевым решением (или дурной блажью – тут как посмотреть) отрезал Крым от России и включил его в состав милой ему Украины, то на международных отношениях это не сказалось абсолютно никак. Народ Крыма или России тут никто не спрашивал, народ Украины – тем более. Сын Неба так решил, незримое советское ГГ решение одобрило, закон страны под это дело изменили, а международному сообществу прочих ГГ до этих наших дел было тогда вообще как до Марса.

Но вот когда в том же 1954 году СССР обратился с просьбой принять его в члены недавно созданного оборонительного блока НАТО, то вот здесь международное сообщество занервничало – и выдало Советам решительный отказ. Ибо вся идеология НАТО изначально была построена на принципах «Держать Америку внутри, Россию снаружи, а Германию под»... Другими словами, у военного союза Запада во главе с США иначе просто исчезал бы опаснейший противник на всем европейском континенте – а такой сценарий ГГ никогда не устраивал. (Здесь же надо непременно напомнить, что и при нынешнем Сыне Неба, уже в 2000-е годы, Россия вновь пыталась  вступить в члены НАТО – и опять получила недвусмысленный отказ.)

Естественным итогом отказа полувековой давности стало то, что уже в 1955 вокруг СССР сформировался военный блок Варшавского договора. Ну а к концу того же десятилетия США разместили в Турции, непосредственно у границ СССР баллистические ракеты средней дальности, вооруженные ядерными боеголовками и с минимальным временем подлета практически ко всем стратегически важным точкам страны. Именно этот ход американцев, как известно, и подтолкнул Хрущева к размещению аналогичных ядерных вооружений на острове Куба, непосредственно «в подбрюшье» у США. («Запустим ежа в штаны дяде Сэму», как выражался на данный счет наш незабвенный лидер).

Поскольку «строго секретная» тема ракет в Турции всегда выводилась за рамки открытой дискуссии о Кубе, при обсуждении Карибского кризиса в западных источниках по давней традиции принято всю вину  возлагать на волюнтаризм Хрущева и агрессивность СССР. По совершенно аналогичной траектории, при нынешних дискуссиях вокруг возврата Крыма в Россию на Западе практически никогда не желают признавать, что никакой темы «аннексии» не возникло бы вообще, если бы страны НАТО не поддержали вооруженный госпереворот в Киеве. Хотя на словах, надо подчеркнуть, все власти Европы, США и Канады подобные насильственные действия решительно осуждают – применительно к себе и своим союзникам...

Под конец это странной темы, где все стороны конфликта публично говорили одно, тайно делали другое, а за кулисами договаривались о третьем, осталось напомнить лишь еще один факт. В результате мирного выхода из Карибского кризиса – благодаря готовности к компромиссам братьев Кеннеди, Хрущева и его ближайших соратников – в тайных рядах ГГ осталось очень много недовольных. Военные и спецслужбы США были в ярости, что Кеннеди помешал им раздавить режим Кастро на Кубе, а динозавры-сталинисты в СССР были уверены, что Хрущев сделал слишком много уступок американцам.

Но как бы там ни было, хотя ни Кеннеди, ни Хрущева вскоре у рулей управления сверхдержавами уже не стало, достигнутые ими договоренности все же продолжали работать. И никаких попыток вторжения из США на Кубу с тех пор больше не было. Смещая фокус этой истории с Карибского моря на Черное, довольно трудно не заметить своеобразную иронию повтора событий в обратную сторону.

Однажды Сын Неба отрезал Крым от России, затем Сыну Неба отказали в НАТО, а у Кубы в хлам испортились отношения с США. Спустя полвека другому Сыну Неба вновь отказали в НАТО, но затем он вернул Крым в Россию, а у Кубы начали налаживаться отношения с США... Ключевая же идея в этой интересной череде событий заключается в том, что Крым как был изначально, так и остался в России. И теперь уже крайне маловероятно, что какой-нибудь еще Сын Неба захочет этот факт изменить. Ну а еще более маловероятно, что на такой исторический итог хоть как-то смогут повлиять власти Кубы, Украины или каких-либо еще ГГ...

#Тема «К»: Криптография

В тот же самый 1962 год, когда едва не разразилась катастрофа термоядерной войны, произошло одно очень тихое, совсем незаметное и практически никому неведомое событие. Однако некоторым весьма нетривиальным образом этот эпизод тоже отмечен как немаловажный в главе о «Днях Кризиса» книги Стивена Будянски про незримые войны спецслужб в годы Холодной войны. И более того, глубокая суть эпизода по-прежнему чрезвычайно актуальна и сегодня.

Собственно событием этим был доклад отставного ветерана АНБ Уильяма Фридмана, сделанный им на заседании Американского философского общества и носивший название «Шекспир, тайная разведка и государство». Формально историко-литературный доклад был посвящен делам отдаленной эпохи: некоторым секретным методам шпионажа, характерным для работы государственной Почты Британии в ранние годы правления династии Тюдоров. Несмотря на столь далекую, казалось бы, от современности тему, выступление Фридмана вызвало острое недовольство и раздражение у его бывших начальников в АНБ США. Но чтобы понять суть конфликта, надо немного углубиться в детали доклада и его предыстории.

В качестве начала для своего исследования Фридман выбрал следующую строчку из исторической хроники Шекспира «Генрих V»:

О заговоре королю известно, –
Их письма удалось перехватить...

Ну а далее специалист в развернутой форме и на исторических примерах показывает, сколь полезным и эффективным делом может быть для властей чтение секретной переписки всех – как оппонентов, так и союзников.  Однако в заключение доклада профессиональный криптограф-аналитик, посвятивший всю свою жизнь чтению чужих писем, произносит вот  какие неожиданные слова:

Имел ли Шекспир какое-то личное мнение относительно этичности перехвата корреспонденции, относительно сбора тайно собираемых таким образом разведданных, и относительно использования этих сведений для ведения общественных дел? Интересно было бы это знать.

Понимал ли он, насколько сложно соединять такого рода действия с демократическими идеалами свободного и открытого общества? Которое предпочитало бы, чтобы его правительство вело все свои внутренние дела настолько открыто, насколько это вообще возможно. А также, чтобы и все внешние или иностранные дела велись в подобной открытой манере.

И вообще, насколько далеко открытое ведение общественных дел может быть совместимо с национальной безопасностью демократического государства? Было бы очень интересно узнать, какими могли быть ответы Шекспира на такого рода вопросы...

Из столь неожиданного финала к исследованию монархий крайне давней эпохи несложно понять, что на самом деле Фридман в аллегорической форме говорил о чем-то своем, глубоко личном и наболевшем. Более того, историкам спецслужб ныне в подробностях известно, как именно и в какой конкретно форме «отец американской криптологии» Уильям Фридман был сильно унижен и оскорблен Глубоким Государством США.

Дабы очень большую и замысловатую историю изложить тут совсем вкратце (важнейшие подробности можно найти в разделе «Дополнительное чтение»), достаточно упомянуть лишь такие факты. В 1950-е годы именно Фридман был ключевой фигурой в суперсекретной операции АНБ, обеспечившей американской разведке «тайные бэкдоры» (как это назвали бы сейчас) в огромном количестве шифраторов, используемых множеством самых разных государств по всему миру. Причем без разницы, являлись ли власти этих государств противниками или союзниками США. Ну а неофициальное название у этого гранд-успеха шпионов по некоторым причинам звучало как «операция BORIS» (ибо американского криптографа связывала личная дружба с крупнейшим поставщиком шифраторов Борисом Хагелином).

Лично же для Фридмана столь блестящее достижение его спецслужбы быстро вылилось в глубокую личную драму. Вскоре после очередной служебной командировки в Швейцарию (где он обеспечивал договоренности по бэкдорам с изготовителями шифр-техники), в августе 1958 года Фридман написал личное письмо Говарду Энгстрому, который в тот момент только-только покинул высокий пост заместителя директора АНБ. И конкретно о рассматриваемой здесь спец-операции в письме имелись такие интересные пассажи:

«Также я должен вам сообщить – не зная толком, со смехом или со слезами – что наш Сэмми [тогдашний директор АНБ Джон Сэмфорд] донес до меня в предельно ясной форме, что он более не желает, чтобы я писал хоть что-то нашему другу Борису. Ничего за исключением чисто социально-бытовых тем. Собственно же вещь теперь находится в руках сами-знаете-кого и он полагает, что мы (включая в особенности меня лично) отныне не должны иметь со всем этим делом абсолютно ничего общего. И я вот начинаю удивляться, в связи со всем этим проектом, а чья тут собственно корова-то? В чьих интересах весь этот проект идет столь успешно?»

Историкам криптографии и спецслужб, что любопытно, по сию пору так и не удалось достоверно установить, кого именно в письме именуют «сами-знаете-кто». Но зато отлично известно, что за события происходили вскоре после отправки этого послания. Руководство АНБ решило не просто полностью отстранить Фридмана от дел, но и в грубой форме – прислав на дом команду «чистильщиков» – конфисковало все его личные архивы. Не насовсем, конечно, а лишь для выявления, изъятия и засекречивания особо чувствительных к разглашению документов...

После этой истории понятно, наверное, что все оставшиеся десять лет своей жизни Уильям Фридман провел в тяжких размышлениях – что же за монстра он собственными руками помогал выращивать в своей стране, славившейся давними демократическими традициями и свободами.

#Эпилог: в чем же У-Р-О-К?

В 2014 году, т. е. задолго до начала последней президентской гонки в США, американский профессор-политолог Майкл Гленнон из Университета Tufts опубликовал большое, объемом почти с книгу, аналитическое исследование под названием «Национальная безопасность и Двойное Правительство» (National Security and Double Government, by Michael Glennon,).

Цель исследования Гленнона – дать ответ на такой важнейший вопрос. Принимая во внимание, что Барак Обама получил широкую поддержку избирателей и пришел к власти благодаря мощной критике в адрес политики Буша и его администрации, как могло получиться так, что национальная политика США все равно осталась той же самой? Хотя вместо прежнего президента в Белый Дом пришел совсем другой человек, поначалу многократно и красочно обещавший фундаментальные перемены в этой политике...

Во множестве собранные Гленноном документы и свидетельства показывают, что традиционные институты демократической власти в США – Конгресс, президент и суды – в реальности давно подорваны и не работают. На самом же деле эффективно тут работает, как её называет Гленнон, «трумэновская сеть» бюрократов, которая и образует невидимое государство национальной безопасности. Ну а самое главное, автор показывает, что дальнейшее оставление политики безопасности в руках трумэновской сети очень серьезно угрожает традиционным американским свободам и демократической форме правления – ведя прямиком к тоталитарным порядкам.

В связи с этими выводами никак нельзя не вспомнить давние предупреждения от Дуайта Эйзенхауэра, как президента США, непосредственно сменившего в Белом Доме Гарри Трумэна и унаследовавшего уже работающую «систему». В 1961, покидая свой высокий пост и передавая бразды правления молодому энергичному Джону Кеннеди, в обращении к нации Эйзенхауэр произнес такие слова:

[За годы Второй мировой, Корейской и Холодной войны] Мы были вынуждены создать постоянную индустрию вооружений гигантских масштабов. Связка гигантских вооруженных сил и огромной индустрии вооружений представляет собой нечто новое в опыте Америки. Суммарное воздействие этого – экономическое, политическое, даже духовное – ощущается в каждом городе, в каждом доме Штатов, в каждом ведомстве федерального правительства. Мы признаем, что так было нужно. Однако, мы не должны упускать из виду и серьезнейшие последствия этого для самих основ нашего общества.

В правительстве мы должны препятствовать обретению того недопустимого влияния, которого добивается военно-промышленный комплекс. Потому что потенциал для погибельного роста этой неприемлемой силы существует и будет сохраняться в дальнейшем. Мы никогда не должны позволить, чтобы давление этого союза стало угрожать нашим свободам или демократическим процессам. Нам ничего не следует брать на веру. Только бдительное и хорошо осведомленное гражданское общество может обеспечить, чтобы безопасность и свобода могли процветать совместно...

Дабы наглядно увидеть и понять, до какой степени и американский народ, и всё мировое содружество наций проигнорировали это предупреждение тогда и продолжают игнорировать ныне, достаточно для начала просто ознакомиться с официальной точкой зрения на убийство президента Джона Ф. Кеннеди в 1963 году – хотя бы в общедоступной Википедии.

А затем – для сравнения – внимательно прочитать о том же из достоверных свидетельств, которые за много десятилетий анализа и поисков собрали независимые исследователи. Библиотека из этих книг наберется огромная, но вот как – для примера – выглядят названия наиболее свежих исследовательских работ в тему.

  • Питер Д. Скотт (2015), «Даллас '63: Первый бунт Глубокого Государства против Белого Дома»;
  • Майк Лофгрен (2016), «Глубокое Государство: Упадок Конституции и восход Теневого правительства»;
  • М.Эмбиндер и Д.Б. Грейди (2013), «Глубокое Государство: Внутри индустрии правительственной секретности».

Из этих и множества им подобных книг несложно увидеть, что проблема ГГ присутствовала в обществе всегда, но только как тема, которую в открытом обсуждении старались всячески избегать. И лишь нежданное появление Дональда Трампа в Белом Доме запустило давно употребляемый термин в заголовки центральных газет. 

Нынешний президент США – это, конечно, совсем-совсем не Джон Ф. Кеннеди. Да и в России нынешний Сын Неба мало чем похож на Хрущева. Однако застарелых споров и конфликтов в отношениях между нашими странами остается ничуть не меньше, чем полстолетия назад. И коль скоро разруливать их по-любому надо, для всех должно быть только лучше, если бы при рассмотрении любой политической проблемы всегда принималось во внимание не только то, что на поверхности, но и мотивы-принципы-механизмы Глубокого Государства.

Естественно, речь идет о ГГ как в той, так и в другой сверхдержаве. Да и во всех остальных странах тоже. Иначе же никто и ничего тут просто не поймет в происходящем.

# # #

Дополнительное чтение в тему:

 
 
Если вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.
Материалы по теме
⇣ Комментарии
Прежде чем оставить комментарий, пожалуйста, ознакомьтесь с правилами комментирования. Оставляя комментарий, вы подтверждаете ваше согласие с данными правилами и осознаете возможную ответственность за их нарушение.
Все комментарии премодерируются.
комментарии загружаются...