Аналитика

Как закалялся "Palm". Из цикла "Время перемен".

⇣ Содержание

Сначала был Хокинс. Нет, это потом их было трое, но сначала был один Джефф Хокинс. Выпускник университета Корнелла в 1979 году, новоиспеченный инженер-электронщик пошел работать... Правильно, как любой другой будущий создатель компании, сказавшей новое слово в компьютерной индустрии, Джефф пошел работать в Intel. Сначала в их исследовательский центр в Орегоне (D1C), затем в Бостоне. Однако, вытерпеть в Intel Хокинс смог всего-навсего три года: Джеффу хотелось переворачивать мир, а вместо этого... "Я хотел большей ответственности. Intel объяснял, что мне надо лучше уметь подчиняться".

Так что Джефф ушел в небольшой стартап в Силиконовой долине, GRiD Systems, который пытался создать носимый компьютер. Не карманный, а для начала - хотя бы носимый. По тем временам идея достаточно новаторская, учитывая, что еще не было даже такого явления как субноутбуки - на дворе стоял 1982 год! Джефф (еще со времен университета и до сих пор), повернутый на изучении человеческого мышления, предлагал пойти куда дальше и создать компьютер, непосредственно взаимодействующий с человеческим мозгом. Эта идея столь сильно владела им, что в 1986 году, по совету жены, которая не могла больше смотреть на все эти мучения, он поступил в Беркли на факультет биофизики.

Через три года Джефф понял, что он разгадал загадку человеческого мышления, но вот в чем проблема - в этом не удалось убедить никого из профессоров Беркли, так что в 1988 году Хокинс ушел из университета, так и не получив заветную докторскую степень. Ну и черт с ней - за время изучения нейронных сетей Джефф накопил достаточно материала по распознаванию образов человеческим мозгом. Расширив этот материал, он смог сформулировать алгоритм распознавания образов, который мог бы исполнять компьютер, и получил соответствующий патент, назвав этот алгоритм PalmPrint.

Но как бы то ни было, несмотря на все научные свершения, семью кормить на что-то было надо, и Хокинс вновь вернулся в GRiD Systems, но уже совсем на других ролях. Лицензировав компании PalmPrint, он стал вице-президентам по разработкам, занявшись практическим воплощением своей идеи. Благо, о деньгах заботиться особой нужды не было - в тот момент GRiD как раз была приобретена Tandy, производителем электроники, в свое время засветившимся, как создатель одного из первых персональных компьютеров. В общем и целом, через полтора года после возвращения Хокинса, GRiD создала один из первых в мире компьютеров с рукописным вводом.

А на дворе тем временем вовсю полыхал рассвет новой эпохи - эпохи карманных компьютеров, уже получивших, благодаря Джону Скалли, тогдашнему главе Apple, название - Personal Digital Assistant, PDA. (А Apple, кстати, к тому времени занималась этим вопросом уже не один год - с 1987 года, когда Хокинс еще грыз гранит науки). Более того, поскольку вопрос, что называется, созрел, на идее скрестились внимательные взоры таких монстров, как IBM, Samsung, или NEC.

Между прочим, дела у Tandy шли неплохо, компания активно работала на нишевых рынках, продавая GRiDPad разнообразным страховым, нефтяным, и прочим подобным компаниям. Но Хокинс, в общем то, как любой талантливый человек, был экстремистом, ему хотелось видеть свою идею на действительно массовом рынке, хотелось создать универсальное недорогое устройство для всеобщего пользования. Так что Хокинс из Tandy ушел. Ушел, поскольку чувствовал, что свою идею он воплотить в состоянии уже и сам.

Таким образом, в 1992 году появилась на свет Palm Computing. Но таких денег, которые тратила, например, Apple на Newton, у Джеффа не было. По сути, у него вообще денег не было. Зато, за время работы в Tandy, у него появились неплохие знакомства и репутация, а дальше все пошло по принципу "Не имей сто долларов..." . С двух венчурных фондов Хокинс получил по полмиллиона долларов, еще 300 тысяч были получены от Tandy, в качестве лицензионных отчислений. Итого, с 1.3 миллиона долларов, не имея на руках ни плана действий, ни прототипа продукта, можно было начинать.

Донна Дубински

Как обычно, в создании компании трудно выделить кого-то одного. Нойз или Мур в Intel, Джобс или Возняк в Apple. Кто-то может быть лидером, но без другого все равно ничего бы не получилось. Первым руководителем Palm, принятым на работу, стала Донна Дубински, ставшая вторым слагаемым в формуле успеха Palm. Два исключительно дополняющих друг друга человека, инженер и бизнесмен, они сформировали удачнейший симбиоз.

Очень пробивной человек, в 1981 году, когда Хокинс работал в Intel, после нескольких неудачных попыток, Донна все же смогла устроиться на работу в Apple, столь впечатлившую ее своим Apple II. Apple тогда расцветала, и к 1985 году Дубински уже несет ответственность за весьма немалую долю дистрибуции Apple. Но... Наступил критический 1985 год, в феврале из Apple уходит Возняк, а уже весной Донну ставят перед фактом смены политики Apple, в которой ее подразделению места нет. После безуспешных попыток защитить свою позицию, весной Донна решает последовать вслед за Возняком.

Тем не менее, она все же осталась в Apple, перейдя под начало Билла Кэмпбелла, и с головой уйдя в продажу продукции компании за пределами США, отпахав, к примеру, полгода в Австралии. Еще годом позже, Кэмпбелл, ставший главой финансируемой Apple, но все же независимой софтверной Claris, предложил ей стать вице-президентам по продажам за рубежом. За четыре года, работая с полным энтузиазмом и получая полное удовольствие от своей работы, она довела долю своего подразделения в прибыли Claris до половины. Затем Apple выкупила акции Claris и получила контроль над компанией. Для Дубински время получения удовольствия закончилось, в Apple работать она больше не хотела. Донна уволилась, уехала в Париж, и целый год училась рисовать...

Через год нервы успокоились, и ей вновь захотелось активной деятельности. Звонок Кэмпбеллу: "Билл, я хочу вырастить компанию. Я хочу быть президентом. У тебя есть что-то на примете?". Так получилось, что за тот год, пока Дубински отдыхала в Париже, Кэмпбелл успел возглавить, пожалуй, крупнейший со времен Newton на тот момент стартап в области компьютеров с рукописным вводом - GO (закрыт в 1994 году, после первой же неудачи). Кэмпбелл звонит Брюсу Данлеви: "Брюс, я тут недавно проходил у тебя собеседование на вице-президента по техническим разработкам для финансируемой твоим фондом фирмы. Вы меня не взяли, но в разговоре упомянули, что ищете CEO для этой компании. Это все еще так?".

Ну как сказать... Вообще то Данлеви с Хокинсом уже поговорили к тому времени с кучей претендентов, но Донне было все же назначено собеседование в доме Хокинса. Джеффу понравилась позиция Донны, Донна пришла в восторг от идеи Джеффа. 15 июня 1992 года она устроилась на работу в Palm Computing и, как она позднее сказала: "Одним из лучших своих достижений в жизни я считаю создание среды, где мог творить Джефф Хокинс". Типичная по тем временам связка гениального технаря и талантливого менеджера, умудрившаяся сохранить хорошие отношения с тех дней и до сегодняшнего момента.

Итак, пара приступила к работе и первым делом решила: компания будет заниматься только разработкой софта для лицензирования, сами компьютеры она делать не будет, для этого надо найти высокотехнологичных крупных партнеров. Партнеров найти удалось: сеть магазинов Radio Shack, принадлежавшая Tandy, должна была продавать устройство; Casio, на которую через Tandy удалось выйти, собирать его; а Geoworks, Intuit и America Online согласились портировать для устройства свой софт.

Результат превзошел все ожидания и стал хорошей иллюстрацией к басне "Лебедь, рак и щука". Получившийся в результате сотрудничества всех этих компаний Zoomer, пошедший в продажу в магазины Radio Shack, стоил порядка $700, должен был конкурировать с PC (!), имел маленькую-маленькую клавиатуру, кое-как работавший PalmPrint, и умел работать с факсами и принтерами, очевидно, в виде наследия от GriDPad. Но это все - дороговизна, неудобство, было лишь цветочками! Да-да, ведь основным в Zoomer, должно было стать то, что это был первый PDA, предназначенный для массового рынка, за шквалом восторгов должны были пройти незамеченными все огрешности, которые по мере выявления планировалось быстро исправить. Но, как обычно, судьба была склонна к иронии.

В августе 1993 года, за два месяца до начала продажи Zoomer, Apple выпустила на рынок свой Newton, встреченный массовой волной неприятия, во многом, как раз из-за несовершенства своей системы распознавания символов. А если еще учесть, что где-то в то же время на рынок пошли и другие PDA первой волны: от GO, Sharp, HP, Toshiba... Еще один неудачный PDA от неизвестной компании на рынке был никому не нужен. К концу 1994 года в этот рынок было вложено порядка миллиарда долларов (причем где-то половина из них - Apple в Newton). И ни одна из компаний, вложивших все эти деньги, на рынке так и не преуспела! Это была полная неудача, в том числе и для Palm. При этом, потенциальный спрос был, и он был огромен. Но... Люди действительно хотели PDA, но они не работали!

Эд Коллиган

Удачей для Хокинса с Дубински стал приход третьего ключевого игрока, молодого Эда Коллигана, ставшего менеджером по маркетингу Palm Computing как раз в июне 1993, в тот самый месяц, когда та только объявила свой Zoomer. Эд был способен продать что угодно кому угодно, но продажами Zoomer он не справился, и трудно винить его за это. Впрочем, никто и не винил. Хокинс: "Это был самый медленный компьютер, когда либо сделанный человеком. Он был слишком большим и дорогим. Мы плохо сделали свою работу".

К счастью (спасибо Дубински!) у Palm Computing хватило денег на вторую попытку. Почитав анкеты купивших все же Zoomer пользователей, Хокинс схватился за голову: почти все они владели PC, следовательно, им не был нужен его заменитель, больше половины из них купили Zoomer только из-за продававшейся отдельно (!) утилиты для его связи с PC. В общем, заменитель PC им абсолютно не требовался! Им требовалось дополнение к нему.

Это был шок. Как вспоминал Коллиган, "Джефф фактически стал отшельником. Когда он вернулся, это было похоже на пришествие Моисея со скрижалями". Правда, скрижалей оказалось всего три: на первой было написано - упростить требования к алгоритму распознавания, перенося часть работы на пользователя, вместо медленного распознавания всего, что только может написать человек, перейти к быстрому распознаванию специальных упрощенных иероглифов - Graffity. Идея заставить человека учиться новому алфавиту для работы с устройством была достаточно спорной, нельзя сказать, что ее легко приняли в коллективе, но все же она прошла.

На второй была записана куда более очевидная вещь: устройство должно быть настолько маленьким, чтобы помещаться в кармане рубашки - благо, пример Newton, имевшего море нареканий из-за своих размеров, был перед глазами. Джефф делал деревянную модель PDA, постоянно ходил с ней, когда раздавался телефонный звонок, во время разговора он доставал деревяшку из кармана рубашки и пытался прикинуть, как бы он вносил в нее данные. Окружающие сходили с ума, пытаясь понять, зачем Джефф играет с деревянными брусками. Донна вносила поправку: Джефф не играет, он изобретает.

А на третьей скрижали... На третьей размещалась "кроватка" с кнопкой быстрой синхронизации - к пользователям для разнообразия решили прислушаться.

В общем и целом, в августе 1994, через три месяца, после того, как Хокинс ушел "в творческий запой", Palm Computing имела на руках видение нового устройства: помещавшегося в карман рубашки, работавшего от 4 батареек AAA, имевшего четыре встроенных приложения (календарь, адресная книжка, ежедневник, и записная книжка). Предполагаемая цена: ниже $300. Эд Коллиган: "Я помню, как мы сидели вокруг стола, когда это все было представлено. У всех были мурашки по коже". Кодовым названием генератора мурашек стало - Touchdown.

Два года компания работала над этим проектом, в то время, как ситуация на рынке становилась все хуже и хуже. И в тот момент, когда Дубински и Хокинс вновь пришли к Данлеви со своими планами, никто из их старых партнеров с ними работать не хотел - никто не хотел делать сам компьютер, на котором будет работать новый софт, а Palm Computing, как мы помним, была чисто софтовой компанией. Финансист терпеливо выслушал парочку и наконец спокойно заметил: "Я устал слушать ваши жалобы на то, что ваши партнеры не в состоянии сделать то, что вы хотите. Вы знаете, чего вы хотите - ну так и сделайте это сами!".

Хорошо говорить: "сделайте"... А где взять денег? Превращение из софтовой компании в "железную" означает обзаведение своими фабриками, складами, дистрибуторской сетью, и т.д. и т.п. Но можно поступить и проще: договориться с кучей "железных" компаний и создать fabless компанию, чем Дубински и занялась: энные суммы денег, но в основном - пакеты акций компании, обещания будущих дивидендов, взятие оборудования в аренду. Тогда в офисе ходила шутка, что если бы Донна могла бы взять в аренду чашку кофе, она бы это непременно сделала бы.

Но все это решает лишь вопрос с производством, не отменяя необходимости продать произведенный продукт. По расчетам Донны, для продвижения пока еще безымянного Touchdown на рынок Palm Computing нужно было порядка 5 миллионов долларов. Учитывая же ситуацию на рынке, найти деньги было практически нереально.

Потенциальные партнеры отлетали один за другим, и вот в списке, помимо всех прочих, всплыло очередное имя. Имя весьма успешной компании, которую Донна в свое время рассматривала в качестве производителя модема для Touchdown, меньше чем за пять лет поднявшую объем своих продаж с 50 почти до 900 миллионов в год - U.S.Robotics. Компании, которая находилась в Иллинойсе, а хотела попасть в Силиконовую долину.

Донна, не слишком надеясь на успех, связалась со знакомым банкиром, в свое время выводившим U.S.Robotics на фондовый рынок, и тот организовал ей встречу с Джоном Закином, вице-президентом U.S.Robotics.Дальше все было крайне просто: после того, как Закин увидел Touchdown, дальше он был уже согласен на все. В том числе и на то, чтобы выложить пять миллионов долларов. Через пару недель стороны встретились в Пало Альто, Закин был настроен еще более положительно... но вот про пять миллионов он за весь разговор не упомянул ни разу! Дубински начала волноваться, но вот от Закина наконец последовало совершенно неожиданное предложение. U.S.Robotics хотел купить Palm. Ее руководителям очень хотелось продвинуть свой продукт, а мощность U.S.Robotics для этого подходила просто идеально. Устоять было невозможно. 44 миллиона долларов в акциях U.S.Robotics, и вот уже Palm Computing становится подразделением производителям модемов, а Touchdown - тем самым знаменитым Pilot'ом, ставшим основоположником эры PDA в том виде, в котором мы ее знаем.

Дальнейшая судьба создателей Palm - это тема даже не для одной, а, пожалуй, даже для двух отдельных историй. Причем, не про каждого в отдельности, а обе - про ту же неразлучную троицу. Но... на сегодня хватит, продолжим как-нибудь в следующий раз.

Что делать, когда есть отличная идея, воплощенная в виде единственного прототипа, но нет денег, чтобы этот самый прототип размножить в виде массового продукта, расхватывающегося неиствующими покупателями, как горячие пирожки? Искать деньги. А если рынок, где вы хотите выступить, за последнее время уже спалил больше миллиарда долларов, при этом, без какой либо реальной отдачи, и деньги вам давать отнюдь не торопятся? В общем-то, остается единственный вариант - продаться кому-нибудь подороже (если вообще найдется хоть один такой желающий!), и на полученные деньги, а также, пользуясь своим упрочившимся положением, все таки сделать то, что считаешь нужным.

В 1995 году, когда Донна Дубински со всем тщанием искала инвесторов для выпуска сделанного Джефом Хокинсом устройства под названием Touchdown, прием, на который она наталкивалась в самых различных компаниях, был, в общем то, одним и тем же: "Нет, спасибо". Наконец, очередной компанией в списке оказался уже прогремевший в то время производитель модемов, U.S.Robotics. Дубински нужно было пять миллионов долларов, чтобы начать продажу устройства. Джон Закин, вице-президент U.S.Robotics, был настолько впечатлен продемонстрированным ею прототипом PDA, что согласился на все ее предложения. Однако, как выяснилось, впечатление, которое на него произвел Touchdown, было даже большим, чем рассчитывала Донна. Через две недели, на очередной встрече, от Закина последовало совершенно неожиданное предложение - U.S.Robotics хотел купить Palm Computing.

Причем, это самое предложение фактически было безальтернативным, деваться особо было некуда. Ох, не слишком хотелось руководству Palm вливаться в какую-то корпорацию, становиться элементами пирамиды, но денег больше никто не предлагал, тем более тех, что U.S.Robotics обещал, да и вдобавок Palm Computing обещалась относительная автономностью в действиях. Решено. В сентябре 1995 за 44 миллиона долларов U.S.Robotics приобрела потенциально удачный продукт. Естественно, обзаведясь при этом и его создателями в количестве 28 человек. Инженеры, маркетологи, руководство... Этого количества вполне хватало, учитывая, что OS создавалась в сотрудничестве с одним из тогдашних технологических лидеров, GeoWorks, а за производство самого PDA отвечал непосредственно U.S.Robotics.

Тем более, что и производить то, по идее, надо было не так уж много - по прикидкам Дубински, в течение первого года продаж было бы неплохо, если б получилось бы продать порядка 100 тысяч экземпляров. Это доказывает всего лишь то, что человеку свойственно ошибаться. Дело в том, что когда в феврале 1996 года публике был представлен Touchdown под уже торговым названием, PalmPilot 1000 (реально продажа началась в апреле), первые несколько месяцев продажи действительно шли ни шатко, ни валко... Но затем, когда рынок распробовал... Только к концу 1996 года было продано 350 тысяч машинок! За первые полтора года продаж объем продаж составил полтора миллиона единиц. Дальше примерно тот же темп был сохранен - к середине 1999 четыре миллиона, к началу 2000 - уже шесть. Детище Хокинса, неожиданно для его создателя, оказалось самым продаваемым компьютером в истории индустрии.

Впрочем, середина 1999, начало 2000... К тому времени Palm к Хокинсу и Дубински никакого отношения уже не имел. Дело в том, что в июне 1997 года был куплен уже сам U.S.Robotics - коммуникационным гигантом 3Com, уже за 8.5 миллиардов долларов. Масштабы уже явно не те, и если в относительно небольшой U.S.Robotics Palm еще действительно мог претендовать на некоторую самостоятельность, то в 3Com он стал уже небольшим, хотя и достаточно важным подразделением - через два с лишним года после покупки, в 1999 году, доля Palm в объемах продаж 3Com составляла 10 процентов - 570 миллионов долларов. Не так уж плохо, для абсолютно непрофильного подразделения компании, занимающейся выпуском коммуникационного оборудования - все же, скажем так, U.S.Robotics покупался ради его основного бизнеса, Palm 3Com достался "в нагрузку". (Ирония судьбы заключается в том, что очень скоро выяснилось, что и U.S.Robotics то сам по себе оказался не слишком нужным приобретением - компания вновь была отпущена в свободное плавание).

Впрочем, руководство U.S.Robotics/3Com всегда отличала несколько иррациональное пристрастие к Palm. После покупки, USR 3Com'ом, когда Дубински и Хокинс пришли к главе 3Com, Эрику Бенгаму, проситься о том, чтобы их подразделение вновь отпустили на вольные хлеба, в положительном результате они практически не сомневались, и были изрядно удивлены, когда получили категорический отказ: Palm никогда не будет отделен, поскольку слишком важен для компании. Пришлось смириться и пытаться работать в корпоративных рамках 3Com.

Продажи PalmPilot Personal и PalmPilot Professional шли еще полным ходом, было продано уже порядка 2 миллионов этих устройств, а разработчики уже вовсю трудились над новыми моделями. Их усилия стали очевидны широкой публике 9 марта 1998 года, когда 3Com представила новую модель PDA, ставшую новой вехой в истории этого рынка - Palm III, устройство с 2 Мбайт памяти (это по сравнению с 1 Мбайт у PalmPilot Professional), возможностью инфракрасной связи, заметно улучшенным алгоритмом распознавания символов и, наконец, несколько изменившейся внешностью, ставшей, если так можно выразиться, более обтекаемой. Между прочим, с тех пор во внешности любых PDA c рукописным вводом мало что изменилось - все они, включая PocketPC устройства, по своему облику в той или иной мере напоминают Palm III.

Плюс, естественно, море более незаметных изменений, в сумме дающих то состояние, когда количество переходит в качество - больше шрифтов, более удобный дизайн "кроватки" для синхронизации с PC, новый стилус, откидная крышка, защищающая экран, оставшийся неизменным по сравнению с PalmPilot, и т.д. В общем то, все это, включая даже новую версию операционной системы - PalmOS 3.0, стало не более чем работой над ошибками, "вылизыванием" до идеального состояния и без того удачного устройства - PalmPilot.

Понятно, каким образом это могло сказаться на объемах продаж, особенно с учетом того, что конкуренция была еще слишком мала - WinCE устройства только начинали выходить на рынок, и слишком удачными назвать их было довольно трудно, Psion также не мог предложить ничего нового по отношению к Palm. Однако же, чтобы удержаться на рынке, простой эволюции явно было мало - необходимо было делать что-то новое. И вот здесь то, похоже, расхождения между Хокинсом и 3Com обострились до чрезвычайности.

Во-первых, Джефу и Донне окончательно надоела корпоративная культура 3Com. Ну не их это все было, не их! Как и многим другим талантливым людям, им куда больше нравилось руководить пусть маленькой, но своей компанией, вместо того, чтобы являться шестеренками среднего размера в гигантском механизме многомиллиардного монстра. Во-вторых, руководство 3Com начало вдавливать Palm в русло своего основного бизнеса - коммуникаций, тогда как у Хокинса на судьбу своего детища были совсем иные (с позиций сегодняшнего знания надо констатировать - ошибочные) виды. Результатом и стал судьбоносный для Palm 1999 год.

По состоянию на начало года сказать, что компания была на высоте - значит не сказать ничего. В Palm работало уже порядка 400 человек (по сравнению с 28 четыре года назад), объемы продажи на максимуме - уже был продан 3-миллионный Palm, доля рынка PDA (всех - клавиатурных, перьевых, и т.д. - порядка 7.4 миллионов штук за один только 1998 год) - более двух третей, что позволило Palm занять первое место на этом рынке, оттеснив с него Sharp, ориентирующийся на WinCE. Лицензиантами Palm уже являлись IBM, со своим клоном Palm - WorkPad PC companion, QUALCOMM со своим прототипом pdQ Smartphone, Sun, лицензировавшая технологию HotSync. Софт для Palm к тому времени создавали более десяти тысяч разработчиков из мелких и крупных компаний.

Это был тот потенциал, с которым Palm подошел к началу года, ставшего годом сплошных революций для компании. В том числе и для ее продуктовой линейки, впервые серьезно разделившейся. С одной стороны - тихая эволюция уже имеющихся продуктов, вроде Palm IIIe (тот же Palm III, но куда более дешевый) или Palm IIIx - впервые предпринятая попытка что-то сделать с объемом памяти - встроенные 2 Мбайт и слот расширения еще для стольки же.

С другой стороны - попытка заметно обновить эти уже морально устаревающие продукты, какой стал Palm V, вышедший в самом начале года - плоская миниатюрная машинка с очень сильно улучшившимся экраном, хотя все еще и способным одновременно показывать лишь четыре градации серого. Плохие новости - объем памяти остался все тем же, мизерные 2 Мбайт (к счастью, вскоре Vx этот момент исправил), зато вновь, как и при переходе с PalmPilot на Palm III, сменилась кроватка, и для Palm III она уже не подходила. А вот действительно приятным новведением стал переход с батареек AAA на литий-ионные аккумуляторы, заряжающиеся при установке PDA в кроватку.

Отличия между старой PalmOS 3.0 и новой 3.1 были куда менее очевидны - ну добавилась удобная возможность регулировать контрастность экрана, программка, позволяющая тренироваться в граффити, чуть улучшившиеся иконки... Помнится, разница между Windows 3.0 и 3.1 была несколько заметнее. Куда заносить новый процессор, со вдвое увеличенной скоростью, 33 МГц против 16, непонятно - поскольку, с одной стороны, приятно, с другой, скорость на существующих задачах принципиально не увеличилась, а тех, что могли бы ею воспользоваться тогда не появилось.

С третьей же стороны медали наблюдалось нечто совсем новое, результат воплощения видения руководства 3Com - Palm VII, фактически, тот же Palm III, но со встроенным модулем радиосвязи, позволяющим получать устройству информацию через специальные шлюзы. Проблем в этой комбинации две. Во-первых, информация получалась только от шлюза, в зоне его покрытия. Таким образом, желающие из других стран автоматически пролетали, да и в самих США покрытие сети отнюдь не покрывало территорию страны. Во-вторых же, маленький экран и узкая полоса пропускания диктовали свои условия - если с почтой и т.п. вещами Palm VII работал на ура, то вот посещать сайты на нем можно было только из очень ограниченного списка сети Palm.net, в который входили их специально урезанные, причем, довольно сильно, версии.

Аппарат, стоящий $599, при этом, обладающий такими ограничениями, хитом продаж явно не стал. Еще в меньшей степени популярностью пользовалась сама Palm.net. Забегая вперед, в качестве примера можно привести следующие цифры - несмотря на сниженную в скором времени абонплату за неограниченный доступ к сети до в $45, а цену на сам Palm VII к маю 2000 года - до $199 (более того, подписавшимся одновременно на год на Palm.net - и вовсе до $99!), к началу 2001 года Palm VII и его 8 Мбайт вариант, Palm VIIx, было продано всего лишь триста тысяч штук, при том, что на Palm.net из них подписались и того меньше - 190 тысяч человек.

Но это все было потом, как и многое другое, а пока что терпение Донны и Джефа лопнуло окончательно. Выпустив три новых линейки Palm'ов, в июле эта парочка вновь пришла к Эрику Бенгаму, но на сей раз уже с заявлениями об уходе. Им не нужны были большие зарплаты или опционы, им нужна была свобода. При этом они не хотели враждовать с Palm, они пришли к Бенгаму с предложениями на руках о том, как они могут сотрудничать, находясь вне структуры 3Com -в первую очередь речь шла о лицензировании OS. Иначе D&D могли бы лицензировать Pocket PC или что-то в этом духе, от чего было бы хуже в первую очередь именно 3Com.

На тот момент компания находилась на пике успеха, так что никаких аллюзий с покиданием тонущего корабля, пожалуйста. Просто Джеф хотел создавать немного другие устройства, а Донна... Той просто нравилось руководить небольшими компаниями. Как выразился третий постоянный член команды, Коллиган (о нем чуть дальше), "Они не ушли потому, что ситуация плоха. Они ушли потому, что могли, а не потому, что были вынуждены". Скрепя сердце Бенгаму согласился на их предложение (а куда бы он делся?). Неизвестно, вставал ли вновь на той встрече вопрос о выделении Palm в независимое подразделение, или же об этом говорить было уже бессмысленно, но...

Итак, в июле Джефф с Донной ушли из компании, причем уже на тот момент было ясно, чем будет заниматься их детище JD Technologies (от Jeff и Donna) - Хокинс сразу заявил, что они лицензируют PalmOS и и будут делать более дешевые варианты PDA, чем Palm. Несколько месяцев ожидания, пока ситуация утрясется, и вот, в середине сентября 1999, Handspring (остановились все же на этом варианте) представляет свой первый продукт - Visor. Два интересных момента. Во-первых, кто, по вашему, стал заниматься его маркетингом? Правильно, ну конечно же Коллиган, наконец то перешедший из 3Com в Handspring, вновь восстановив тем самым ярчайшую тройку в мире PDA.

Второй интересный момент в этой ситуации состоялся за неделю до объявления Visor, когда Джеф с Донной пришли показать прототип продукта Эрику Бенгамо. На этой встрече у него тоже было чем их удивить: за день до объявления Visor 3Com намеревалась объявить о том, что она все же решила выделить Palm в самостоятельное подразделение. Я не знаю мыслей, которые в тот момент крутились в головах Джеффа и Донны, могу лишь процитировать вполне цензурные заявление, сделанное потом Хокинсом: "Если бы их отделили тогда, когда они об этом просили, он бы сейчас работал в Palm".

Почему так резко поменялась позиция? Да элементарно - деньги у 3Com кончились, только и всего: с декабря 1998 по сентябрь 1999 курс акций 3Com упал на 40 процентов - стоящие на месте продажи, падающие цены на модемы и сетевое оборудование. А тут - возможность вывести на рынок подразделение, по предварительным оценкам, стоящее 5-10 миллиардов долларов, с продажей 20 процентов его акций сторонним инвесторам. Лишние 1-2 миллиарда наличных не помешают, опять же, в результате всех этих потерь, было принято стратегическое решение избавиться от всех непрофильных элементов и придать компании былую мобильность.

На том и порешили, и в марте 2000 года Palm Computing был выставлен на биржу. Поскольку тема PDA к тому времени была уже раскручена колоссально, а PalmOS устройства составляли 4/5 этого рынка, ажиотаж был тот еще! Это было третье по величине в истории акционирование технологической компании. Примерная рыночная стоимость компаний по закрытию рынка в день, когда начал котироваться PALM:

  • Dell Computer - 113 миллиардов долларов
  • Compaq Computer - 43 миллиарда
  • Apple Computer - 20 миллиардов
  • 3Com - 28.6 миллиардов
  • Palm... 53 миллиарда долларов! (Курс акций в течении торгов подпрыгивал до $160, но закрылся все же на $95.06).
Понятно, что в первую очередь это влияние ажиотажного спроса инвесторов на свежую игрушку, но, тем не менее, достаточно характерно. В результате всего этого Palm получил на руки 874 миллиона долларов чистыми, а 3Com остался владельцем 94.8 процентов акций этой компании, продав оставшуюся часть таким компаниям, как Motorola, America Online, Nokia.

Кстати, а под чьим руководством то компания все это делала? После ухода Дубински ее на посту CEO сменила Дженис Робертс, ее, в свою очередь, Робин Абрамс, ту - Алан Кесслер, пришедший уже из 3Com, и на какое-то время смог остановить эту свистопляску лишь Карл Янковски, ставший главой компании незадолго до ее акционирования, в декабре 1999. Пришел он вообще снаружи - до того, как возглавить Palm, человек был президентом Sony Electronic и CEO Reebok Unlimited. Как тактик он, возможно, был неплох, сохранив и приумножив все то, что оставил в наследство Хокинс, но вот решение стратегических задач, стоявших перед Palm - беспроводные продукты, захват корпоративного рынка, совершенствование операционной системы, он умудрился завалить напрочь, чем и воспользовалась Microsoft, в том же 2000 году выпустившая на рынок новую версию своей операционной системы, WinCE 3.0.

Здесь и кончается золотой век PalmOS, дальше тоже будет много интересного, но это уже несколько другой интерес - грустное наблюдение за агонией недавних лидеров рынка, Palm и Handspring. О нем речь пойдет в третьей, заключительной части трилогии "Как закалялся Palm".

 
 
⇣ Содержание
Если Вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.
Материалы по теме
⇣ Комментарии
window-new
Soft
Hard
Тренды 🔥