Аналитика

Зарождение компьютерной индустрии США . Часть 2

⇣ Содержание
Автор: Максим Бланк


Многие исследователи склоняются к мнению, что первые компьютеры во многом были детищем холодной войны. Действительно ENIAC, BINAC, EDVAC и другие ранние компьютеры были созданы на деньги военных. Они были, прежде всего, предназначены для вычислений в военных областях: расчет таблиц баллистики, водородной бомбы и т.д.

Но помимо вычислений, компьютеры также можно было использовать для управления и коммуникации, где они также во многом превосходили человеческие способности. В 50-х гг., с развитием компьютерных технологий, военные начинали рассматривать варианты использования компьютеров для сбора и анализа данных и моделирования на этой основе военных ситуаций.

Берлинский кризис 1948 г., испытание советской атомной бомбы в 1949 г. и идеологические конфликты двух систем, казалось, вели к неизбежному конфликту, что заставляло задумываться о "щите" против "красной угрозы". Военным была необходима автоматическая система обороны, способная защитить американский континент от советской воздушной угрозы.

В 1953 г. по заказу армии США началось выполнение проекта SAGE (Semi-Automatic Ground Environment) - континентальной компьютерной системы защиты от воздушных атак. Это был самый амбициозный компьютерный проект, который когда-либо выполнялся до этого, было задействовано около 800 программистов (20% от существующих в мире на тот момент) и технические ресурсы самых больших американских корпораций. Проект был детищем Д. Форрестера и Дж. Валли, профессоров Массачусетского технологического института (МТИ).


Начало проекта относится еще к 1944 г., его первоначальной задачей было создание симулятора самолета для наземных тренировок пилотов. Начав с разработки электромеханического компьютера, Форрестер пришел к выводу, что эта машина не подходит для симуляции полета - требовалась большая вычислительная мощность, т. к. обработка данных должна была вестись в режиме реального времени. Поэтому с 1945 г. Форрестер перешел к электронным технологиям, создав компьютер Whirlwind, как часть искомого симулятора.


Главным революционным новшеством данной машины была память на магнитных сердечниках, которая давала возможность во много раз повысить надежность компьютера. В дальнейшем Форрестер полностью отказался от идеи создания симулятора и занялся только разработкой нового компьютера. Стоимость проекта все более увеличивалась и в конечном итоге руководство ВМС США отказалось от дальнейшего финансирования затянувшегося проекта, т. к. министерство обороны уже финансировало около 12 подобных проектов, направленных на создание универсальных компьютеров.

Пытаясь найти спонсоров для своего проекта, в 1948 г. Форрестер выпустил рапорт L1, в котором он изложил план улучшения системы воздушной защиты США, используя созданную им ЭВМ и технологии, разработанные при изучении радаров во время второй мировой войны. Проектом активно заинтересовались ВВС, т. к. в это время возникли серьезные опасения уязвимости США с воздуха. В конце 40-х гг., силами ВВС была даже создана сеть наблюдательных постов за воздушными объектами, комплектовавшаяся гражданскими добровольцами (Ground Observer Corp-GOC). На пике своей деятельности в 1953 г. эта организация имела более 8 тыс. наблюдательных постов, используя 305 тыс. добровольцев. Руководство считало GOC ненадежной и слишком медленной системой для обеспечения раннего обнаружения самолетов противника. Поэтому проект Форрестера пришелся ко времени - предложенная им система хотя и не давала 100% гарантии защиты, но использование компьютеров и ее полуавтоматический характер гарантировали высокую эффективность.

После многих фальстартов и проволочек, изменений в проекте в США была построена система, состоявшая из 23 центров обработки данных (один в Канаде), связанных с континентальной системой защиты от воздушной угрозы. Система SAGE отслеживала воздушные цели и выдавала координаты и курс американским перехватчикам для их уничтожения. Система также могла связываться с системами управления ракетами с ядерными боеголовками Бомарк и Найк.


Каждый из 23 центров SAGE комплектовался компьютером A/N FSQ-7, который потреблял три мегаватта энергии, состоял из 60 тыс. вакуумных ламп и требовал около 100 человек персонала. Компьютер в целях повышения надежности состоял из двух центральных процессоров, чтобы при отказе первого немедленно продолжить вычисления на втором. К компьютеру могло подключаться до 50-ти мониторов или рабочих станций, он мог одновременно отслеживать около 400 самолетов. Система связывалась с более чем сотней радаров, станций наблюдения и другими источниками информации, комбинировала их, чтобы создать общую картину того, что происходит в воздухе.

Полная стоимость проекта до сих пор хранится в секрете, хотя по экспертным оценкам, она доходила до 8-12 млрд. дол., что во много раз превышало стоимость проекта "Манхэттен" (американский проект по созданию атомной бомбы).

Первоначально МТИ рассматривал корпорацию Remington Rand как производителя компьютеров и других компонентов системы. Для IBM этот проект также представлял исключительную важность, поэтому начались переговоры на самом высоком уровне (IBM представлял Т. Уотсон) с руководством главного архитектора системы - лаборатории Линкольна в МТИ. В своих воспоминаниях Уотсон отмечает: "Я работал над этим контрактом упорней, чем над любой другой сделкой в моей жизни". Remington Rand, не желая упускать выгодный контракт, наняла генерала Дж. МакАртура и ввела его в совет директоров, рассчитывая на его помощь в Пентагоне.

В конечном счете, самое важное - производство, установка и обслуживание компьютеров досталось IBM. Руководитель проекта, Форрестер прокомментировал это следующим образом: "В IBM в большей степени наблюдались целеустремленность, единство и корпоративный дух, чем в Remington Rand. Также значительным фактором являлись более тесные связи между исследованиями, производством и техническим обслуживанием в IBM". Напротив, Eckert-Mauchly и ERA "не сотрудничали друг с другом и с Remington Rand".

В конечном счете, контракты распределили следующим образом: IBM поставляла аппаратное обеспечение, Burroughs коммуникационное оборудование (модемы), лаборатория Линкольна МТИ отвечала за системную интеграцию, Western Electric за проектирование и постройку зданий и Systems Development Corporation (SDC), отделение RAND Corporation - за программное обеспечение. Но главным поставщиком стала IBM. Критическим фактором, повлиявшим на выбор ВВС США, был опыт IBM в производстве и обслуживании компьютеров.

Первый управляющий центр SAGE вступил в действие в ноябре 1956 г., последний- в 1962 г. Компьютеры системы SAGE имели значительные технические новации: были изобретены модемы - для связи управляющих центров и совместного использования данных о сложившейся ситуации в воздушном пространстве; была использована память на магнитных сердечниках, которая впоследствии использовалась до середины 70-х гг.

Для SAGE была написана самая большая, когда-либо писавшаяся до этого программа - 500 тыс. строк. В те времена, когда компьютеры, основанные на вакуумных лампах, приходилось выключать для обслуживания приблизительно на 1 месяц в году, SAGE выключалась только на 10 часов в год.

Существовали зачатки того, что мы сегодня называем мультиобработкой, управлением базами данных в режиме реального времени, распределенная обработка данных, разделение времени, диалоговый дисплей и передача данных по сети.

Когда последний центр управления вошел в строй в 1962 г., главной опасностью стали уже не бомбардировщики, а межконтинентальные баллистические ракеты. Эту угрозу система SAGE не могла отразить, т. к. у нее не хватало вычислительной мощности. Как и ENIAC до этого, SAGE не выполнила своей основной цели, но значительно ускорила прогресс в области вычислительной техники, воспитав поколение специалистов в области аппаратного и программного обеспечения.

Контракт SAGE был исключительно важным для IBM, т. к. в рамках оплачиваемого военными контракта, была дана возможность разработать технологии, уменьшавшие издержки сборки электронных схем. Работа над системой SAGE принесла IBM около 500 млн. дол. Возможно, без этого источника дохода у IBM не было бы финансовой силы и технологий, чтобы разработать серию компьютеров System/360 - наиболее успешную компьютерную архитектуру своего времени (стоимость проданных систем около 100 млрд. дол.). Впоследствии на основе технологии SAGE фирма IBM построила систему бронирования мест на авиатранспорте SABRE-Semi-Automatic Business-Research Environment (1964). Технологии SAGE также были использованы в системе контроля воздушного движения в США.

Таблица 1 Доходы IBM в США 1952-1964 гг. (млн. дол.)


Год SAGE Др.военные проекты 604 и CPC Коммерческие компьютеры Итого
1952 1 29 9 0 334
1953 4 49 13 1 410
1954 14 42 17 4 461
1955 47 35 21 12 564
1956 93 28 23 49 734
1957 122 70 26 124 1000
1958 100 111 29 209 1172
1959 97 90 30 306 1310
1960 57 72 31 399 1436
1961 10 173 31 556 1694
1962 13 120 25 797 1925
1963 0 60 20 1045 2060
1964 0 56 16 1305 2288

Эта таблица свидетельствует о значении военных контрактов для фирмы IBM. До 1957 г. прибыль от военных проектов превышала совокупные доходы от коммерческих компьютеров и гибридных электронно-механических систем.

Новый этап развития компьютерной индустрии начался с изобретения транзистора. 1 июля 1948 года на одной из страниц New York Times, посвященной радио и телевидению, было помещено скромное сообщение о том, что фирма Bell Telephone Laborotories разработала электронный прибор, способный заменить вакуумную лампу. После почти трехлетних исследований, потребовавших около миллиона дол., фирма Bell получила транзистор.

Выполняя те же функции, что и электронная лампа, транзистор вместе с тем имел значительно меньшие размеры и был свободен от недостатков, присущих лампам: у него не было хрупкого стеклянного корпуса и тонкой нити накаливания, он не перегревался и потреблял гораздо меньше электроэнергии. Снижение стоимости транзистора способствовало ускорению процесса миниатюризации в электронике. Появились компьютеры второго поколения, основанные на транзисторной технологии, имевшие более высокую скорость вычисления, использующие усовершенствованные способы хранения информации.

В начале 50-х гг. IBM и Remington Rand начали рассматривать транзисторы как жизнеспособную технологию для своих продуктов. С. Данвел и В. Бухгольц- два старших инженера IBM, предложили проект создания новой машины Datatron. Основанная на транзисторах, эта машина позволила бы серьезно обогнать UNIVAC и включала бы элементы структуры машин первого поколения Model 701, 702 и 704.

После внутрифирменных дебатов и контракта от научной лаборатории в Лос-Аламосе проект Stretch был запущен. Это был совместный проект научной лаборатории в Лос-Аламосе, Министерства энергетики и корпорации IBM. Машина была разработана для выполнения расчетов комиссии по атомной энергии США, а также для обслуживания особо секретных шифровальных систем Агентства национальной безопасности. Stretch стала амбициозной попыткой растянуть, расширить (игра слов - stretch, англ.- растягивать, тянуть) границы применения существующих компьютерных технологий.

Президент Т. Уотсон на встрече с акционерами отметил, что новая машина может выполнять"100 миллиардов операций в день". Как только распространились известия об этом компьютере, сразу же поступили заказы от еще нескольких клиентов.

Первая машина (переименованная в IBM 7030) была установлена в Лос - Аламосе 16 апреля 1961 г. Хотя ее производительность в итоге была в два раза ниже целевой, она была принята и работала 10 лет, с удивительной для того времени надежностью - 17 часов без сбоя. Несмотря на то, что заказчиков устраивала производительность, IBM рассматривала Stretch как провал, т. к. не были достигнуты планируемые и широко объявленные характеристики по скорости. Из-за этого IBM пришлось снизить цены на модель 7030 с 13,5 млн. дол. до 7,78 млн. дол., и это в свою очередь означало, что каждая машина производилась с убытком.


Спустя некоторое время отношение к Stretch в IBM изменилось. С позиции догоняющей IBM сместилась на передовой край компьютерной индустрии, во многом благодаря новациям, заложенным в Stretch. В этом компьютере впервые были использованы магнитные диски вместо сердечников для вторичной памяти; механизмы для безопасного одновременного выполнения большого числа задач; стандартный интерфейс для подключения различных устройств ввода/вывода. Были построены десять систем, одна из которых стала частью специального продукта для Агентства национальной безопасности, получившего название Harvest. Д. Майкл, физик и пользователь Stretch, отмечает, что персонал был удивлен тем, что Stretch не отказывает каждые 20 минут. Он называет систему очень надежной, окупившей себя при поддержке серии ядерных тестов 1962 г. на острове Кристмас.

В конечном итоге, программа Stretch принесла IBM 20 млн. дол. убытка. Но технологическое наследие Stretch было настолько богатым, что за ним сразу же последовали продукты, завоевавшие коммерческий успех, например, модель 7090. В System/360 были воплощены многие идеи Stretch, в том числе то семейство совместимых машин, которые так и не были реализованы для самой Stretch.

Начиная с 1958 г. на основе технологий Stretch, IBM переходит к выпуску компьютеров второго поколения. Model 7070 и 7090 предназначались для обеспечения крупных государственных проектов. Например, модель 7090 использовали ВВС США для системы раннего обнаружения баллистических ракет.

Наряду с линейкой высокопроизводительных и дорогих мейнфреймов 70xx, подразделение в Эндикоте представило компьютеры серии 1400. В мэйнфрейме 1401, первым в этой серии, вакуумные лампы были заменены меньшими по размеру, более надежными транзисторами и использовалась память на магнитных сердечниках. Model 1401 стала самым успешным компьютером 60-х гг., было продано более чем 12 тыс. мэйнфреймов этой модели.

Но одной из серьезных проблем стала ее несовместимость со старшей линейкой компьютеров 70xx. Это порождало массу неудобств как для заказчиков, которые не могли безболезненно перейти на новое, более производительное оборудование старшей линейки, так и для самой IBM. Компания должна была готовить сервисный персонал и обеспечивать программную поддержку для каждой отдельной системы. Периферийное оборудование, разработанное для одного компьютера, невозможно было использовать с другим без серьезной модификации. Это привело к созданию в IBM специальной группы SPREAD (System Programming, Research, Engineering and Development) по исследованию возможности создания новой универсальной и совместимой линейки компьютеров.

Компьютеры серии 70xx и 14xx принесли IBM широкую известность, а объем продаж за шесть с небольшим лет удвоился (увеличился с 1,17 млрд. дол. в 1958 г. до 2,31 млрд. дол. в 1964 г.), темпы роста продаж составили 30% ежегодно. По данным журнала Datamation, в 1961г. уже 81,2% компьютерного рынка принадлежала IBM.

Успеху IBM на новом компьютерном рынке способствовали следующие три главных качества: Серьезные собственные научные исследования и опытно-конструкторские разработки (НИОКР), в результате чего фирма стала владельцем ключевых патентов. Расходы на НИОКР были увеличены с 15% чистого дохода в 1940 г. до 35% в 1950 г. и 50% в 60-70-х гг. С 1960 г. бюджет IBM на НИОКР в области компьютеров превзошел федеральный бюджет на эти цели.

Ориентация компании на сбыт. Компания имела огромный опыт сбыта и обслуживания комплексных систем, которого не было у конкурентов.

Собственное производство периферии (особенно накопителей на магнитной ленте и высокоскоростных принтеров).

IBM не игнорировала потенциальных клиентов, как это делали многие фирмы, фокусировавшиеся исключительно на мощных научных компьютерах. IBM, работая на научном рынке, никогда не забывала о коммерческом и потенциальных связях между ними. В конечном счете, успеха в компьютерном бизнесе помогла добиться основная традиция фирмы - вхождение одновременно на несколько рынков и передача опыта между ними.

В начале 1960-х гг. IBM столкнулась с дилеммой. С одной стороны, вставал вопрос о необходимости обеспечить совместимость разных моделей. Существовало семь различных линеек компьютеров, которым требовалось более 2500 различных модулей схем. Каждая система была не совместима с другой, т. е., ни один из компьютеров не мог использовать программное обеспечение, написанное для другой системы. Нацеливаясь на все сегменты рынка, руководство IBM чувствовало, что происходит постепенное сближение моделей компьютеров, разработанных для разных сегментов. С середины 50-х гг. этот вопрос постоянно создавал проблемы IBM, ее собственные компьютеры конкурировали между собой, и усилия разработчиков перекрывались.

С другой стороны, IBM нужно было упорядочить усилия, направленные на разработку, и уменьшить издержки производства вычислительной техники.

Шаги, предпринятые в этот период, имели своей кульминацией System/360, линейку компьютеров, которая была призвана заменить все ранее выпускавшиеся компьютеры IBM. System/360 была семейством компьютеров, выполнявших одни и те же программы, содержавших стандартные электронные схемы, полностью произведенные IBM. Название "360" означало 360 градусов (полный круг) и символизировало то, что новые компьютеры будут решать весь круг поставленных задач: вычисления для научных, военных и коммерческих организаций.


В своих ранних компьютерах IBM первоначально использовала транзисторы, полученные по лицензии от Texas Instruments. Но впоследствии руководство IBM приняло решение выпускать все электронные компоненты самостоятельно, чтобы не зависеть от внешних поставщиков и обеспечить максимально низкие цены на электронные элементы. При разработке System/360 руководство IBM решило не полагаться на интегральные схемы, изобретенные еще в 1959 г., т.к. это была новая, еще не апробированная и дорогая технология, вместо этого в IBM была разработана гибридная технология SLT (Solid Logic Tecnology).

Другой проблемой являлось производство памяти, основанной на магнитных сердечниках - IBM обладала современными технологиями, но нужны были новые производственные мощности. Было расширено существующее подразделение в Кингстоне и построена новая фабрика в Боулдере, штат Колорадо. Но и это полностью не решило проблему, тогда был проведен эксперимент по переносу части производственных мощностей в Японию, где работники на фабрике изготовляли память вручную, без автоматического оборудования. Зарплаты японских рабочих были столь низки, а качество работы столь высоко, что память, изготовленная в Японии, стоила дешевле памяти, изготовленной в США с использованием автоматического оборудования.

Впоследствии операции по производству памяти были перенесены в Гонконг, что еще больше снизило издержки. Конкуренты IBM последовали ее примеру и тоже начали постепенно переносить производственные мощности в страны Юго-Восточной Азии.

Выпуск System/360 был рискованным шагом со стороны IBM: только расходы на разработку машины составили 500 млн. дол., однако, это была только "верхушка айсберга". В целом компания вложила, по оценкам экспертов, за 4 года 5 млрд. дол. в строительство шести заводов, расположенных в разных странах мира. Эта была действительно самая дорогостоящая в истории программа, финансировавшаяся одной компанией. Эта программа объединила около 2000 других, ее выполнение привело также к увеличению общей численности занятых на предприятиях IBM на 50 тыс. человек. Проект завершился благополучно, что сделало IBM практически неуязвимой на рынке компьютеров. Начальные инвестиции в 5 млрд. дол. быстро окупились, т.к. заказы на систему в течение двух лет достигли 1000 штук в месяц. System/360 утроила количество используемых компьютеров IBM, и вдвое увеличила доходы компании в последующие пять лет. Спрос на новые компьютеры была настолько высок, что многие компании покупали места в очереди на поставку новых компьютеров IBM.



Динамика объема продаж IBM

Следующей ступенью развития компьютеров IBM стал запуск серии System/370 (1970 г.). Появление новой серии не явилось революцией, скорее это была эволюция ранних идей. Компьютеры линейки System/370 были уже полностью построены на интегральных схемах, что дало четырехкратное увеличение производительности по сравнению со старой линейкой System/360. Новые машины были более надежными и благодаря использованию полупроводниковой памяти стали меньше в размерах.


System/360 породила новое явление в компьютерном индустрии, создав так называемую "платформу". Платформа есть индустриальный стандарт на аппаратное обеспечение с частично или полностью открытой архитектурой, что дает возможность сторонним фирмам производить периферийное оборудование и строить собственные системы на ее основе. Разработка System/360 позволила IBM серьезно оторваться от своих конкурентов, которые уже не могли конкурировать "в лоб", создавая массовые компьютеры с собственной архитектурой. Единственное, что им оставалось, это позиционировать свои машины на сегменты рынка, не полностью покрытые линейкой System/360. Ориентируясь на узкие сегменты рынка, компании не могли добиться больших объемов продаж, что делало их "карликами" по сравнению с гигантом IBM. Этот период истории американской компьютерной индустрии часто называют "Белоснежка и семь гномов". Белоснежкой естественно являлась IBM, а гномами были компании Burroughs, Control Data, General Electric (GE), Honeywell, National Cash Register (NCR), Radio Corporation of America (RCA) и Sperry Rand. Из 10 млрд. общей стоимости установленных компьютеров на 1964 г., "гномы" произвели 30%, а IBM остальные 70%.

Процентная доля установленной базы электронного оборудования для обработки данных главных поставщиков в США (1955-1967):


Год IBM SperryRand Honeywell RCA NCR Burroughs GE CDC Philco
1955 56.1 38.5 - 5.1 0.3 - - - -
1956 75.3 18.6 - 1.6 0.1 4.4 - - -
1957 78.5 16.3 0.3 0.8 0.1 3.9 - - -
1958 77.4 16.3 0.9 1.8 0.1 3.3 0.2 - -
1959 74.5 17.8 1.2 1.4 0.1 4.2 0.9 - -
1960 71.6 16.2 0.9 2.4 0.4 3.4 2.8 1.0 1.2
1961 69.3 15.5 2.0 3.0 0.8 2.6 3.4 2.2 1.3
1962 69.9 12.4 2.3 3.5 1.9 2.2 3.7 3.1 1.2
1963 69.8 11.2 1.8 3.5 2.7 2.6 3.5 4.0 1.0
1964 68.3 11.8 2.5 3.0 2.8 3.1 3.3 4.4 0.8
1965 65.3 12.1 3.8 2.8 2.8 3.6 3.3 5.4 0.8
1966 66.2 11.3 5.2 2.7 2.4 3.0 3.5 5.3 0.4
1967 68.1 10.6 4.7 3.2 2.5 2.9 3.0 5.7 0.2

Из вышеупомянутых компаний одной из самых агрессивных стратегий придерживалась компания RCA, которая в 1964 г. произвела линейку Spectra 70, включавшую четыре модели, по производительности соответствовавшие System/360. Более того, кроме совместимости между собой компьютеры этой линейки была совместимы также с компьютерами System/360. RCA не приходилось тратиться на разработку программного обеспечения, поэтому компьютеры RCA стоили примерно на 20% дешевле аналогичных образцов от IBM. Первоначально, рынок хорошо принял новую линейку от RCA, доходы компании увеличились в 15 раз, достигнув 211 млн. дол., что, однако, составляло лишь 3% от доходов IBM.

В дальнейшем, пытаясь конкурировать с линейкой IBM System/370, RCA выпустила новую серию компьютеров по сниженным ценам, но вместо того, чтобы заместить компьютеры IBM, эта линейка стала вытеснять раннюю серию Spectra 70. Эта неудача и другие проблемы, заставили RCA выйти из бизнеса в 1971 г., продав свое компьютерное отделение корпорации Sperry Rand. General Electric также не сумела добиться существенных успехов на рынке и продала свой компьютерный бизнес компании Honeywell в 1970 г. Оставшиеся пять фирм стали называть BUNCH (c англ. "стадо") по первым буквам: Burroughs, Univac (отделение Sperry-Rand), NCR, Control Data и Honeywell.

Наиболее успешной из оставшихся, можно считать корпорацию Control Data Сorporation (CDC). Основанная в 1957 г. В. Норрисом, бывшим работником Sperry Rand, эта компания произвела 5% всех установленных в мире компьютеров в 60-х-начале 70-х гг. Успех компании базировался на том, что она выбрала узкий специализированный сегмент рынка- высокопроизводительные компьютеры для научных и инженерных вычислений.

IBM смогла противопоставить компьютерам CDC только свою старшую Model 90, но из-за бремени совместимости, она во многом уступала линейке 6XXX от CDC. Поэтому, чтобы выдержать конкуренцию, IBM пришлось применить очень агрессивную тактику - объявить о скором выпуске новой модели, которая на самом деле существовала только на бумаге и никогда в действительности не была выпущена. Но известие о новом компьютере IBM заставило потенциальных покупателей CDC воздержаться на время от покупки, что, безусловно, нанесло ущерб корпорации. В результате, в 1968 г. CDC подала на IBM в суд, обвинив последнюю в нечестной конкуренции. За этим иском последовало возбуждение антитрестовского процесса со стороны государства и ряд исков от других производителей.

На другом сегменте рынка действовала компания Digital Equipment Corporation (DEC), занимавшаяся производством небольших и недорогих компьютеров. Извлекая выгоду от снижения издержек и уменьшения размеров компонентов, эта молодая компания создала так называемые "мини-компьютеры". Компания DEC была основана К. Олсеном и Х. Андерсоном, бывшими инженерами Массачусетского технологического института. К. Олсен понял, что многие задачи, которые выполняются мэйнфреймами IBM, могут быть легко выполнены небольшими "мини" компьютерами, и соориентировал DEC на их производство. Чтобы не привлекать к себе внимание компьютерного гиганта IBM для первого компьютера, созданного в 1959 г. было выбрано безобидное имя- Programmed Data Processor (Программируемый процессор данных) или PDP-1.


Первые PDP-1 продавались медленно из-за того, что каждый компьютер приходилось дорабатывать под ту функцию, которую он будет выполнять. Но в конце 1962 г. DEC получила ключевой заказ от International Telephone and Telegraph (IT&T) на 15 PDP-1 для управления коммутатором. Этот большой заказ и другие, которые последовали за заказом IT&T, твердо утвердили DEC на компьютерном рынке. Стремясь расширить рынок для своей продукции, Олсен подарил PDP-1 МТИ с целью скорейшего ознакомления студентов-инженеров со своими компьютерами. До начала 80-х гг. компьютеры DEC были самыми распространенными в университетах и школах во всем мире. После пяти лет бизнеса, DEC рапортовала о продажах в 6,5 млн. и чистом доходе 807 тыс. дол.

В 1966 г. был выпущен PDP-8, который принес успех компании и стал ее главной опорой в будущем. Как и все оборудование DEC он включал высоко качественный видео терминал. Он был дешев, стоил 18000 дол., что составляло одну пятую цены небольшого мэйнфрейма System/360 IBM. Скорость вычислений, маленький размер и разумная цена способствовали использованию PDP-8 в малом бизнесе, университетах, школах, газетах, издательствах. Мини-ЭВМ типа PDP-8 стал первым массовым миникомпьютером: в начале 70-х годов их общий тираж превысил 100 тыс. экземпляров.


PDP-8 создал новый рынок и новый стиль продаж в индустрии. Оригинальные производители оборудования (OEM), такие как разработчики научного оборудования и другие компании, покупали PDP-8, комплектовали собственной аппаратурой, писали программное обеспечение для выполнения той задачи, на которую был ориентирован данный компьютер, и продавали получившийся блок как их собственный продукт. Вскоре OEM бизнес давал 50% продаж DEC. Как только DEC начала рапортовать о высоких доходах, другие производители компьютеров ринулись в миникомпьютерный бизнес. К 1970 г., около 70 компаний производили миникомпьютеры, но ни одна из них не была так успешна как DEC.

Создав индустриальный стандарт, компьютеры IBM привлекли внимание производителей периферийного оборудования, таких как Memorex и Telex. Эти производители продавали периферию по более низким ценам чем сама IBM, что неизбежно повлекло за собой потерю части рынка фирмы. IBM ответила на эту новую угрозу радикальным снижением цен, тем более у нее были возможности для ценового маневра - т.к. на компьютер устанавливалась одна цена, куда включалась стоимость процессора, периферии, программного обеспечения и технического обслуживания. Сбросив цену на периферию, IBM повысила цену на процессоры и тем самым сохранила себе нормальную прибыль. Производители периферии ответили снижением цен, сохранив рыночную долю, но потеряв в прибыльности. Подобное резкое снижение цен со стороны IBM, явилось поводом для иска Telex против корпорации IBM, который впоследствии был урегулирован вне суда.

Высокие норма прибыли сделали рынок мэйнфреймов чрезвычайно привлекательным и для других компаний. В 1970-х гг. у IBM появляется новый серьезный конкурент в лице Г. Амдаля, который в прошлом был главным архитектором System/360. Будучи несогласным с бюрократизацией компании, он в 1970 г. покинул IBM и с финансовой помощью немецких и японских фирм открыл собственную компанию Amdahl Corporation. В 1970 г. компания выпустила свой первый компьютер Amdahl 470 V/6, нацеленный на сегмент рынка высокопроизводительных мейнфреймов. По свидетельству экспертов этот компьютер был равен по производительности, а иногда и опережал аналогичные компьютеры IBM. Компьютеры Amdahl продавались по более низкой цене, чем мейнфреймы IBM, поэтому корпорация Amdahl быстро отвоевала часть рынка.

Наряду с рынком миникомпьютеров и суперкомпьютеров в начале 70-х гг. появился рынок программного обеспечения.


В 1969 г. руководство IBM приняло ключевое решение - поставлять и продавать программное обеспечение отдельно от аппаратного (компьютеров). Такое решение IBM было ответом на конкуренцию со стороны производителей совместимого оборудования, в частности RCA с ее линейкой Spectra 70. Производители совместимых компьютеров не несли затраты на разработку программного обеспечения, следовательно, их машины стоили дешевле. Более того, с усовершенствованием компьютеров, компонент программного обеспечения приобретал все большую цену. Если в ранних машинах стоимость программного обеспечения составляла 4% от стоимости системы, то позднее его стоимость достигла 30%.

Решение IBM об отдельной поставке программного обеспечения привело к рождению целой отрасли. В 70-е годы возникли компании, которые являются ключевыми игроками индустрии и по сей день: Oracle, Computer Associates и др. Однако наибольшее развитие индустрия программного обеспечения получила в эпоху персональных компьютеров. В 1979 г. годовые продажи американских фирм производящих программное обеспечение составляли 2 млрд. дол.. С 80-х гг. начался быстрый рост индустрии программного обеспечения - 20% в год и более, так что общие годовые доходы американских фирм достигли 10 млрд. в 1982 г. и 25 млрд. в 1985 г. Такой быстрый рост объясняется экспоненциальным ростом количества установленных персональных компьютеров.

Несмотря на решение по отдельной поставке программного обеспечения и сервиса, которое возможно было сделано под влиянием антитрестовских соображений, IBM не избежала антитрестовского расследования и суда. Судебный процесс длился 13 лет - с 1969 г. до 1982 г., когда администрация президента Рейгана решила прекратить дело за отсутствием состава преступления.

В любом антитрестовском процессе главным является четкое определение рынка, на котором компания является монополистом. В данном случае при определении рынка, правительство исключило компании, сдававшие в аренду оборудование IBM, производителей совместимых машин и компонентов, и даже такие фирма как DEC, поскольку они не выпускали компьютеры общего назначения. Определив рынок так узко, департамент юстиции определил, что IBM владеет 70% рынка. IBM были предъявлены обвинения по ряду антиконкурентных действий: объявление о скором выпуске новых моделей компьютеров, существовавших только на бумаге, необоснованные снижения цен, направленные на вытеснение конкурентов, незаконное связывание продуктов. Руководством IBM было принято решение добиваться полного оправдания компании в суде, что и было сделано. Но цена была слишком высока: руководитель компании Ф. Кэрри провел приблизительно 500 дней, готовясь и выступая со свидетельскими показаниями, которые насчитывали более 750 тыс. слов. IBM подготовила около 50 тыс. тонн юридических документов. Научным работникам IBM было даже запрещено покупать компьютеры конкурентов, чтобы изучить принципы их работы.

Многие исследователи, среди них Э. Пух, связывают упадок компании в 90-х гг. с антитрестовским процессом. IBM тратила миллионы долларов в год на свою защиту. Но дороже всего обошлось участие ключевых руководителей, которые могли бы концентрировать свои усилия на работе. Более того, все главные деловые решения, принимавшиеся в течение этих 13 лет, анализировались с точки зрения их влияния на антитрестовский процесс. Правительственный судебный процесс также подтолкнул несколько компаний подать в суд на IBM. Каждое из этих дел было решено в пользу IBM, но цена была слишком высока.

Экономист Йельского университета Р. Деламартер, работавший на антитрестовский департамент в течение процесса, напротив, считал, что судебный процесс был полезен для компьютерной индустрии, поскольку не позволил IBM свободно распоряжаться своей монопольной властью и, следовательно, сохранил конкуренцию на компьютерном рынке. Деламартер также утверждал, что если бы не процесс 1969 г., все молодые перспективные фирмы, такие как Microsoft, Netscape, Cisco были бы просто поглощены гигантом IBM.

По мнению автора, антитрестовский судебный процесс не оказал определяющего влияния на судьбу компании, проблемы IBM конца 80-х-начала 90-х гг. явились скорее следствием растущей бюрократизации фирмы, что привело, несмотря на значительный научный потенциал, к замедлению темпов выпуска новых продуктов. Например, понадобилось около 20 лет, чтобы фирма выпустила новую технику на базе передовой RISC-архитектуры. Причем эти 20 лет ушли преимущественно на бесконечные согласования между департаментами, ответственными за выпуск продукта, на уточнение и расширение спецификаций готового продукта и другую бюрократическую волокиту. Успешное развитие компании привело к увеличению численности занятых, к усложнению административного аппарата, что, в конечном счете, стало причиной замедления темпов развития и упадка. Другой причиной утраты влияния компании, была недооценка руководством IBM фундаментальных сдвигов в компьютерной индустрии: постепенного уменьшения рынка мэйнфреймов, отражавшее общее изменение в концепции компьютеризации - от централизованных к распределенным, персональным вычислениям. "Последней каплей", превратившей IBM из лидера индустрии просто в одну из крупнейших фирм, явилась потеря контроля над платформой персонального компьютера, перешедшего к Microsoft и Intel в середине 80-х.

Можно утверждать, что к 60-м гг. компьютерная индустрия США сформировалась. Компьютерные фирмы, прежде всего IBM, уже обладали достаточными финансовыми ресурсами для собственных НИОКР. Об этом говорит и создание в 1961 г. в IBM собственного крупного исследовательского центра им. Т. Уотсона. Государственные агентства переключились на поддержу долгосрочных фундаментальных исследований в области компьютерной техники.

Другим направлением их деятельности было создание компьютерных центров в американских университетах. Ученые, не задействованные в военных программах, практически не имели доступа к вычислительным ресурсам. Компьютерные центры должны были решить эту проблему, тем самым дав толчок к прогрессу во многих отраслях науки.

Особенностью данного периода также было изменение американской государственной политики с поощряющей на ограничивающую, что мы видим на примере антитрестовского процесса против IBM. Оборотной стороной стабилизации в американской компьютерной отрасли явилась стагнация и замедление темпов инноваций. Антитрестовский процесс, ограничив IBM, дал стимул к развитию новых отраслей- индустрии программного обеспечения, миникомпьютерной индустрии. В данный период, другие промышленно развитые государства- Япония, Англия, ФРГ, Германия напротив, проводили "поощряющую" политику по отношению к местным фирмам. Правительства стимулировали создание "национальных чемпионов", способных бросить вызов гиганту IBM. В Англии путем объединения нескольких производителей в 1968 г. был создан компьютерный гигант ICL, во Франции правительство поддерживало компанию Bull. В Японии министерство внешней торговли и промышленности наложило ряд ограничений на деятельность IBM и тем самым создало условия для развития крупных местных производителей (NEC, Fujitsu, Hitachi).

Можно утверждать, что промышленно-развитые государства в 60-х гг. проводили политику, сходную с американской политикой 40-50-х гг., по отношению к национальным компьютерным отраслям (создание "национальных чемпионов", совместные НИОКР государство-отрасль и т.д.). Но момент был уже упущен- компьютеры IBM System/360 к тому времени стали уже не только американским, но и мировым стандартом.

Дополнительные материалы

Глава 9. Зарождение компьютерной индустрии США (1945-1960-е гг.)
Глава 8. Великое противостояние: AMD vs Intel
Глава 7. Palm против Handspring
Глава 6. NexGen: "чистый" процессор
Глава 5. AMD: 30 лет гонки за лидером
Глава 4. Сказ о том, как Intel игрушками занялся.
Глава 3. Как закалялся "Palm".
Глава 2. Третий элемент "Apple".
Глава 1. NSP - быть или не быть?

 
 
⇣ Содержание
Если Вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.
Материалы по теме
⇣ Комментарии
window-new
Soft
Hard
Тренды 🔥